प्रकाश (ostrea) wrote in ru_travel,
प्रकाश
ostrea
ru_travel

Categories:

Непальские Гималаи, restricted area (Upper Tsum), ноябрь-декабрь 2009


В монаcтыре Mu Gompa. Upper Tsum, Manaslu restricted area, Непал, ноябрь 2009

Мой отец говорил, что прогулка в горах равнозначна посещению церкви. (Олдос Хаксли)

Upper Tsum. Mu Gompa, четыре дороги в Тибет.

21 ноября 2009 г. (седьмой день трека): Rainjam (2470) – Chhokangparo (3010), Upper Tsum.

Вся дорога от Рейнджема до Чхокангпаро – один сплошной подъем, но тропинка хорошая. Перед финишем нужно преодолеть один небольшой перевал, где можно передохнуть. На вершине несколько чортенов и очень красивый вид. Устраиваем небольшой перекус, в соответствии с традициями всех горных путников "прикармливаем" местных духов, бросая по несколько зернышек сои на все стороны света под четырехслоговую мантру "Ом Та Чи Че" (Благодарность).

Присутствие духов здесь действительно ощущается – вся дорога отмечена чортенами и длиннющими мани-стенами, но на камнях тут вместо популярной мантры Авалокитешвары ("Ом Мани Падме Хум"), которую так часто можно встретить в районе Аннапурны и Эвереста, гораздо чаще высечены изображения тибетских божеств и бодхисаттв.



По дороге постоянно встречаются местные жители в традиционной одежде и монашеских рясах, ведь долина Tsum – это известное место паломничества. Здесь крайне сильны традиции тибетского буддизма. Каждая семья, живущая в долине, должна посылать одного ребенка в монастырь, чтобы он мог стать монахом или монахиней. А еще верховные ламы долины Тсум запретили местным жителям охоту и убийство домашних животных, запретили приносить кровавые жертвы. С тех пор даже куры и гуси в долине Тсум помирают естественной смертью, их держат только ради яиц. Паниковский бы обиделся.

В то же время монахи из окрестных монастырей очень часто имеют семью и постоянно проживают в деревне, собираясь в монастырях только для служб.


Монах с сынишкой. Upper Tsum, Manaslu restricted area, Непал, ноябрь 2009

Chhokangparo (3010) – большая деревня (не менее тридцати домов), но никаких лоджий тут нет, только пара кемпинг-плейс под палатки у самых зажиточных хозяев. Есть также чек-пост с исключительно липучими и охочими до денег полицаями. Которые, правда, сообщили мне, что я первый официально зарегистрированный русский треккер в долине Тсум. В тощем журнале регистрации за 2009 год никаких русских групп записано и правда не было.

Хотя за установку палатки на территории с нас денег не взяли, за еду запросили традиционно втридорога. Впрочем, настроение это нам не испортило – ведь основные сложности пути уже позади, дальше, к монастырям долины ведет уже не горная тропа, а широкая дорога.

Наша ближайшая соседка из дома напротив. Очень многие тибетки в повседневной жизни постоянно носят на себе массивные украшения из золота с бирюзой и кораллами, бусы, серьги, кольца и браслеты. А серебряная ложка на поясе – знак замужества.


Женщина в традиционной тибетской одежде. Upper Tsum, Manaslu restricted area, Непал, ноябрь 2009

Еще в окрестностях деревни стоит посетить небольшой, но очень старый монастырь, расписанный красивыми фресками с изображением четырех тибетских царей, местных святых и бодхисаттв.



Дверь гомпы была закрыта на деревянный колышек, но народу не было вовсе, так что осмотреть его внутреннее убранство мне никто не помог и не помешал. В углу стоит шкаф с сокровищами – несколько полок старых тибетских книг, каждая из которых представляет собой метровую деревянную плиту, с двух сторон покрытую письменами. Учитывая, что монастырь фактически никем не охраняется, даже удивительно, что их пока никто не потырил на сувениры.


Книга из монастыря Chhokangparo. Upper Tsum, Manaslu restricted area, Непал, ноябрь 2009

22 ноября 2009 г. (восьмой день трека): Chhokangparo (3010) – пещера Миларепы (Piren Phu) – Nile (3361), Upper Tsum.

Как уже упоминалась, дальше ведет широкая дорога – старый караванный путь Непал – Тибет. Идя по правой стороне реки Shiar Khola, можно посетить старый женский монастырь Rachen Gompa, но я решаю туда заглянуть на обратном пути, а сейчас пройти по левому берегу, где находится еще одна святыня: пещера Piren Phu (в переводе с тибетского "голубиное гнездо"), где по преданию некоторое время медитировал святой йогин, отшельник и поэт Миларепа.

Подъем к пещере довольно крутой, но недолгий. Пещера очень большая, говорят, самая большая во всей Горкхе. В непосредственной близости от нее нужно быть осторожным, чтобы не свернуть шею на каменистом обрыве.


Piren Phu (Milarepas Cave) у деревни Burji. Upper Tsum, Manaslu restricted area, Непал, ноябрь 2009

Рядом с пещерой есть две небольшие гомпы на каменной площадке, в них располагаются статуи Авалокитешвары, Будды, Тары и Миларепы. Тут же есть несколько келий для медитирующих монахов. Говорят, иные тут годы проводят, но сейчас они по-видимому пусты, все закрыто.

Денди вскоре уходит от пещеры, убегая вперед, и вместе с ним от меня уходит и удача – на спуске я слегка заблудилась среди огороженных забором холмов, из-за которых не сориентировалась, как идет дорога, а чуть погодя на совершенно ровном месте еще и упала, разбила локоть и колено, и вдобавок порвала об острые камни свои основные треккинговые штаны. Самую что ни на есть нужную вещь на самом что ни на есть нужном месте. Обвязав ахтунг поларкой, осталась на холодке в одной футболке (чувствовала себя героем Зощенко – "Ты делай вид, что это у тебя летняя рубашка апаш и тебе в ней все время жарко", ага), добрела до следующей деревни, там Денди с чаем ждет. Отмыла кровищу, перевязала локоть, продезинфицировала ссадины. Обнаружила еще одну потерю – маникюрные ножницы (скорее всего, потеряла их у палатки в Chhokangparo), ну, женщины поймут, что это такое – потерять маникюрные ножницы в походе, когда в ближайшие пару недель купить их будет просто негде. Что ж, я теперь бомж, можно продолжать путь.


Живописная ступа возле деревни Chule. Upper Tsum, Manaslu restricted area, Непал, ноябрь 2009

В долине Tsum нет никаких проблем с хорошей питьевой водой – реку Syar Khola и окрестные поля питают ручьи и речка Phuchun Khola, стекающие с ледников Poshyop и Longnang на высоте свыше пяти с половиной тысяч метров. Но сейчас глубокая осень, почти зима, и цвета Яркой долины не радуют разнообразием – все вокруг в коричнево-серо-охряных тонах: горные склоны, аккуратно вспаханные, но пока еще лишенные всяких признаков растительности поля, грубые стены сложенных из необработанного камня жилых домов и хозяйственные постройки.

Один из самых знаменитых монастырей долины школы Ньингма – Gonhgye Gompa, "монастырь тысячи Будд":


Gonhgye Gompa (Nyigma-pa Buddhist sect). Upper Tsum, Manaslu restricted area, Nepal, november 2009

Рядом с "райцентром" Upper Tsum, большими деревнями-близнецами Ниле и Чуле, всего в двух-трех днях пути – четыре перевала в Тибет, на севере, западе и востоке долины. Они никем толком не охраняются, и оттуда непрерывно идут караваны яков с китайскими товарами, этой торговлей в основном местное население и живет. Именно по этой причине с середины 50-х годов прошлого века здесь плотно обосновались тибетцы. Однако сохранилась и небольшая часть древнего коренного населения долины – называют этот немногочисленный народ Tsumba, или Tsumpa, их в долине проживает около 4000 человек, еще 300 проживают в долине Катманду, и еще около 200 – за границей. Люди долины говорят в основном на своеобразном тибетском диалекте, либо на невозможной смеси других местных языков.

Мы остановились в типичном тибетском доме местных купцов-богатеев, ведущих торговлю с Тибетом, двух братьев-близнецов. Их звали Лобсанг и Карма, детей нет, но зато на двоих одна жена (полиандрия среди тибетцев, проживающих в отдаленных районах – нормальное, даже рядовое явление). Поставили палатку во дворе. Кемпинг-плейс тут вот такой, у лавки-склада с китайскими товарами, с маленькими хозяйскими яками по соседству. Это вполне взрослые животные, просто разновидность такая, карликовая.



Под палатку для тепла подстелили кусок брезента. Для пущего блезиру нам еще и стул выделили, не иначе как с Китаю на яке привезенный. Полотенчико мое желтенькое сушится на поленнице, обратите внимание. Позднее, во время моей поездки по Индии, его ночью украдут обезьяны с балкона гестхауса в Варанаси.

Такая вот атмосфера сдержанной роскоши. С мытьем только проблема тут – вода на колонке ледяная, туалетов никаких в деревне нет вовсе.


Наша стоянка в деревне Nile. Upper Tsum, Manaslu restricted area, Непал, ноябрь 2009

В Ниле нам предстоит провести две ночи. План на следующее утро – сделать небольшую радиалку в последний населенный людьми форпост долины, монастырь Mu Gompa.

Вечером у палатки, сидя на красном стульчике среди яков, я штопаю штаны, наконец раскрыв Денди тайну обмотанной вокруг чресел поларки. Господи, как же он ржал, увидев ту дыру и то, как я ее зашила. И в течение следующих нескольких суток ежеминутно предлагал сделать массаж пострадавшей зоны. А когда я надевала заштопанные штаны, называл меня не иначе как "рашен панк". А мне, между тем, было совсем не до смеха: из штанов у меня остались толстые "ватные" сноубордические штаны для всяких там снегов-перевалов и легкие трикотажные треники смоленской фирмы "Твое" для кемпинга, ими я с тех пор в основном и обходилась. Ну и термокальсоны еще были – моя "пижама".

23 ноября 2009 г. (девятый день трека): Nile (3361) – Mu Gompa (3700) – Nile (3361), Upper Tsum.

Утром налегке, с одним маленьким рюкзаком с фотоаппаратом и штативом выдвигаемся в путь.
Дорога в основном ведет через узкое ущелье, местность до боли напоминает район Як-Кхарка на Аннапурна-треке.


Upper Tsum, Manaslu restricted area, Непал, ноябрь 2009

Немного не доходя до Му Гомпы довольно высоко над тропой в скальном массиве расположен еще один старый монастырь: Dephyudonma Gompa, основанный около 700 лет назад.

Му Гомпа тоже очень старый монастырь. Первые сведения о нем относятся к 1895 году, но, как говорят, существовал тут он задолго до этой даты. Помещения для монахов были отреставрированы в 1998 году, кое-что было построено заново.

Вид на подходе к монастырю Му-Гомпа (длинный ряд чортенов):





Общий вид старого монастыря:

Mu Gompa, Upper Tsum, Manaslu restricted area, Непал, ноябрь 2009

На стенах сохранились старые фрески – снова изображения четырех тибетских царей (Запада, Востока, Севера и Юга). Состояние росписей плачевное, но абсолютно точно можно сказать, что рисовал их тот же художник, который делал росписи в монастыре в Chhokangparo:


Настенные росписи в Mu Gompa, Upper Tsum, Manaslu conservation area, Непал, ноябрь 2009

Почти все послушники монастыря – мальчишки-подростки. Самому старшему 15 лет. Есть двое взрослых монахов – старшины общины, но они сейчас отдыхают. А эти типа работают:



Фотографировать их довольно трудно – верткие!



Этот чудесный вид на Tsum Valley и окрестные горные массивы открывается с крыши монастыря. Ровная площадка в центре – горное пастбище и летний приют пастухов Lungdang (Marupkharka), одна из четырех дорог в Тибет к крутому перевалу Chhyuko Bhanjyang (5297 м.). Основной же караванный путь лежит севернее, через перевал Ngula Dhojhyag (5093 м) и через Thapla Bhanjhyag на западе долины (5104 м.). В крайней северной точке Tsum Valley лежит еще один путь в Тибет, через перевал Yangdol Bhanjyang (5326 м.).

Испив чаю, прощаемся с маленькими монахами:


Прощание с послушниками монастыря Mu Gompa, Upper Tsum, Manaslu restricted area, Непал, ноябрь 2009

Мальчишки нас долго провожают взглядами (все ж не каждый день тут бывают иностранные гости):



Обратный путь. Вид на долину Tsum:





Местные монастыри вскладчину снаряжают свои собственные караваны в Тибет один раз в два месяца за необходимыми товарами. Все, что есть в долине Tsum из товаров и "магазинных" продуктов, не относящихся к местному сельскому хозяйству – китайского производства, а не непальского или индийского, как в Большой долине. По пути в Ниле мы расположились на отдых в тени чортенов, нас догнал один такой караван:


Караван яков из Тибета в Непал. Upper Tsum, Manaslu restricted area, Непал, ноябрь 2009

Яки – ужасные трусишки. "При исполнении", т.е. под грузом и с погонщиком они ведут себя более уверенно, но привычную дрожь-то в копытах не унять. Вот и этот вожак, заметив нас, от страха сперва замедлил ход, а потом и вовсе лег на землю, остальные тут же встали как вкопанные и начали делать вид, что они не боятся, а так, травку решили пощипать:


Вожак каравана решил отдохнуть. Upper Tsum, Manaslu restricted area, Непал, ноябрь 2009

А мы фотографировались в это время у чортенов, делали героические путешественные фото себя на фоне синих небес, вьючных коней и снежных вершин:



Вечером, вернувшись, в Ниле, я пошла прогуляться по деревне и нанести визит в Gonhgue Gompa на высоком холме, хоть и говорили мне, что она сейчас закрыта (ну да, дураков нет там постоянно жить и на такую высотень каждый день из речки воду носить, как Ума Турман в кино "Килл Билл").

Удивилась, встретив местную тетушку с корзинкой, невозмутимо собиравшую хворост на самой круче:


На подъеме к Gonhgue Gompa. Upper Tsum, Manaslu restricted area, Непал, ноябрь 2009

Вид с площадки перед Gonhgue Gompa на деревню Chhule:


Вид на деревню Chhule от Gonhgue Gompa. Upper Tsum, Manaslu restricted area, Непал, ноябрь 2009

Монастырь действительно был закрыт, однако мне повезло – примерно полчаса я провела на площадке у входа, и, почти уже собравшись повернуть "домой", увидела маленькую согбенную фигурку с палочкой, ползущую вверх по холму. Это пришел служитель. Совсем старенький дедушка, крохотного росточка, с одним глазом. Помогла ему открыть дверь, бедняга еле дотягивался до скважины, и никак не мог ключом в нее попасть, просто больно было смотреть.


Старенький служитель монастыря Gonhgue Gompa. Upper Tsum, Manaslu restricted area, Непал, ноябрь 2009

Он все открыл, показал мне все помещения монастыря, что-то непрерывно бормоча по-тибетски. Внутри присутствуют традиционные росписи, и там действительно есть тысяча маленьких золоченых статуэток Будды в "витринах" вдоль стен.

Потом я бродила по деревне. В двух обычных деревенских домах по соседству с домом, где нас приняли на постой, также располагается маленькая монастырская община. Поприсутствовала на службе. Очень интересно проходит служба, совсем иначе, чем в больших городских монастырях Большой долины, но снимать было невозможно по причине отсутствия света, все помещение освещено лишь крохотной масляной лампадкой.

Вернулась как раз к ужину. В доме братьев подавали вкусный дал-бат и простоквашу из молока нак. Денди называл его "як-йогурт". Когда я тоном бывалого знатока уточнила – ты наверное хотел сказать "нак-йогурт" (нак – это ячиха, а слово "як" употребляется исключительно по отношению к особям мужского пола), Денди сказал, что я ничего не понимаю в яках и наках – дескать, nak cheese это oкей, это правильно, но вот это вот в стакане, что ты сейчас пьешь – это самый что ни на есть "yak-yogurt"! Братья, хоть по-английски не говорили, без труда уловили нить нашей беседы и тоже катались от смеха. Все пили очень вкусную ракшу и чанг, и много-много чашек соленого тибетского чая. За вечер я записала в блокнотик около трех десятков тибетских слов. И счет за еду за два дня на следующее утро оказался совсем невелик, а денег за установку палатки с нас не взяли вовсе. И бесплатно нагрели ведро воды мне помыться на дорожку, в общем, хорошее оказалось место.

24 ноября 2009 г. (десятый день трека): Nile (3361) – Rainjam (2470), Lower Tsum.

Обратный путь хоть и долгий, но совсем не сложный – все время вниз по хорошей дороге, плавный сброс высоты.


Дорога назад, в Chhokangparo. Upper Tsum, Manaslu restricted area, Непал, ноябрь 2009

Наконец есть возможность заглянуть в старейший женский монастырь округи, Rachen Gompa.

Rachen Гомпа – самый большой монастырь в долине Tsum, там же центр обучения для девочек-монахинь. Жилые помещения расположены большой буквой "П", в этом внутреннем дворе постоянно идут занятия. Фотографировать, правда, не разрешают. Внутри монастыря большие статуи Авалокитешвары, Гуру Падмасамбхавы, Тары и Будды Амитабхи. Множество красивых фресок, как совсем новых, так и отреставрированных. Совсем недавно тут проходили празднества в честь Тары (эта богиня почитается в период с сентября по ноябрь), в эти месяцы монахини ходят по окрестным деревням для проведения праздничных церемоний. Но сегодня день самый обычный, у монахинь идут занятия, посторонних тут не слишком привечают. Посмотрели да пошли себе дальше.

По пути перекусили в Chhokangparo, в том же доме, где стояли на постое. К сожалению, своих ножниц я так и не отыскала, хоть и пропахала носом всю площадку, где стояла наша палатка.

Долго ли, котортко ли, пришли в Рейнджем. Тут меня ждал новый страшный супрыз: я забыла свои сандалии в Ниле! Упаковала утром в пакет, когда собирала рюкзак, но сам пакет в рюкзак не сложила (черненький был пакет, слился с полом), растяпа. Денди предложил "сбегать" за ними в Ниле, но я, конечно же, отказалась. Прощайте, мои Экко. Два года вам сносу не было, живите теперь в долине Тсум. Вы очень качественные, и жена Кармы и Лобсанга скажет мне за вас большое спасибо.

Итак, на сегодняшний день у меня минус ножницы, штаны и сандалии. Три – ноль в пользу местных дýхов. Надеюсь, мои имущественные потери на этом закончатся, подумала я. (Нет, не закончатся, подумали дýхи).

25 ноября 2009 г. (одиннадцатый день трека): Rainjam (2470) – Lokpa (Lakuva) (2240).

По дороге на этом участке (он довольно крутой и каменистый) меня не оставляла мысль – боже мой, как же я сюда вверх-то залезла, если мне даже вниз идти так тяжело. Было очень жарко и пыльно (в долине Тсум я уже привыкла к легкому морозцу даже днем).

В Локпа, в знакомом лодже "Ред панда" нас ждал сюрприз – тут же остановился "трудовой десант" – экспедиция непальских врачей, приехавших в рамках социальной программы оказывать медицинскую помощь деревенскому населению в долинах Тсум и Нупри. С тюками с лекарствами, палатками, продуктами, газовыми баллонами и кучей портеров. Всего их было 43 человека. В Локпе стоял шум, гам, и дым столбом поднимался в небо. Пахло почему-то, как пахнет в любом московском общежитии, где проживают вьетнамцы – жареной селедкой. Одну полевую кухню они устроили прямо под дверями нашей комнаты, на открытой "веранде" второго этажа, некоторые тут же и спать легли.

Ночью в конце ноября в горах очень холодно, но многие портеры спали просто под открытым небом, на тонких пенках, без одеял, и я в очередной раз поразилась неприхотливости и выносливости этих людей.

Врачи за ужином кушали хорошо, с тремя переменами блюд и фруктовым десертом. Портеры и мы кушали хозяйский дал-бат из огромного котла, который тут (я упоминала) – так себе, из серенького дефрагментированного риса-продела, с ложкой "соуса" из чечевичной шелухи в качестве дала и вареными листьями буряка и крапивы в качестве таркари (овощей).

Я за ужином вслух разнузданно мечтала, как буду листать меню на семи страницах, когда после Манаслу окажусь в "цивилизованных" местах на кольце Аннапурны. "И никакого дал-бата!" – с пафосом завершаю я свою речь. "Только як-йогурт!" – восклицает Денди.

Продолжение следует
Tags: Непал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments