yesaul (yesaul) wrote in ru_travel,
yesaul
yesaul
ru_travel

На Хан Тайширын Нуруу и обратно. Часть IV. Горы. Глава 2


Предыдущие серии:
На Хан Тайширын Нуруу и обратно. Часть I. Туда
На Хан Тайширын Нуруу и обратно. Часть II. Алтай-город: город. Глава 1
На Хан Тайширын Нуруу и обратно. Часть II. Алтай-город: город. Глава 2
На Хан Тайширын Нуруу и обратно. Часть III. Алтай-город: люди
На Хан Тайширын Нуруу и обратно. Часть IV. Горы. Глава 1

С вершины Хундлун уул караван двинулся в юго-западном направлении.


А Алтайские горы царят вдалеке
И безумно прекрасны собою ...


Здесь наткнулись на преграду посложнее, чем тот предгорный ручеёк. Водитель головной машины решил сходу промахнуть неширокий снежник, да просчитался: всеми четырьмя колёсами автомобиль попал на снег и увяз.


И было вовсе не смешно. В такой ситуации машина беспомощно скребёт колёсами, не в силах выбраться. Всё бы ничего, вот только слева был довольно крутой обрыв, куда вместе со снежным пластом и пополз автомобиль, медленно и неумолимо. Хоть бы двумя колёсами зацепиться за твёрдую землю! Начали было откапывать снег (двое при этом держали саму машину), но любые попытки только усугубляли ситуацию. ВПС в этот момент, признаться, подумал, что джип мы потеряем.


Но подцепили тросом и выволокли. Не будь второй машины, эта точно ушла бы в обрыв.


Пока вытягивали застрявшее транспортное средство, мы ушли вперёд пешком. Г-н Главный геолог не преминул забраться на соседнюю гору, которая лишь чуть пониже Хундлун уула.


Тем временем джипы, вызволенные из снежного плена, нагнали пешеходов.


По пути встретился алтайский горный сфинкс.



(4441 х 600, 2,2 Мб)
С относительно ровного плато к западу от Хундлун уула открывается чудесная панорама, "задником" которой служит цепь Монгольского Алтая.


Глядя на северо-запад, можно увидеть и город Алтай: белёсой "лужицей" он растёкся ближе к левой границе кадра. На заднем плане – сосед Хантайшира, хребет Хасагт Хайрхан.


Крутой спуск в неширокий горный проход. Здесь через перевал Дөтийн даваа проходит единственная "официальная" автодорога на другую, южную сторону Хантайшира.


По сторонам то и дело встречаются живописные скальные выходы.





Здесь проход довольно широк, но дальше к юго-востоку сужается, склоны становятся всё круче и круче.

В 1949 году, ещё до Раузера (1983-1986), до Борзаковского (1983-1985) и даже ещё до Беззубцева (1959), здесь с советской палеонтологической экспедицией прошёл А. К. Рождественский, оставивший такое описание:

Тропа ввела нас в одно из сухих русел, по которому начался подъем на перевал Дуту-Даба, оказавшийся очень опасным. Чем выше мы поднимались, тем склоны русла становились все круче, и машины шли всё с большим наклоном. Перед самым перевалом крутизна склонов стала настолько велика, что машины готовы были вот-вот оторваться от наклонной плоскости и рухнуть вниз, превращая в крошево себя и путников, которые на них сидели. Это были напряжённые минуты. "Дзерен" шёл первым. Когда я взглянул в заднее стекло кабины наверх в кузов, где сидели люди, то увидел их застывшие лица и руки, судорожно вцепившиеся в металлический каркас кузова. От шофёров требовалось всё их искусство: малейшее неверное движение – и гибель неизбежна. Около часа длился подъём. Но вот, наконец, и перевал – один из высочайших (2900 метров) в Монгольских горах, вероятно, высочайших из тех, куда осмеливалась забраться тяжело гружённая трёхтонка. Под ногами у нас лежала снеговая граница. Всюду в ложбинках виднелся снег, который не таял, несмотря на то, что ярко светило солнце.

Этот перевал был единственным входом в Бэгэр-Нурскую котловину. Когда-то здесь пролегала большая караванная тропа, и на перевальной площадке до сих пор сохранилось громадное обо со священными флагами, расписанными китайскими и тибетскими надписями и рисунками.

Спуск казался ещё страшнее подъема, так как, когда поднимались вверх по руслу, то не видели, что делается сзади, и тем самым не так остро ощущали высоту; теперь же, при спуске, эта высота была прямо перед нашими глазами. В одном месте поперёк пути попалась небольшая канавка, в которой застрял "Дзерен". Когда шофёр давал слабый газ, машина лишь слегка выползала на несколько сантиметров, чтобы следом занять прежнее положение; при газе посильней колёса приподнятой теперь правой стороны начинали отрываться от земли, и машина, покачиваясь, грозила вот-вот опрокинуться. Это занятие напоминало выполнение сложного акробатического номера в цирке, когда акробат осторожно ищет нужную точку опоры, чтобы, сохранив равновесие, продолжать номер. И Пронин нашел эту нужную точку опоры: "Дзерен" благополучно выбрался из рытвины, а остальные машины постарались объехать её. Совершив ещё ряд косых виражей, из которых каждый заставлял слегка замирать сердце, мы выехали из гор и вздохнули свободно. До сих пор нам не приходилось ещё ездить по таким крутым склонам.

(Рождественский А. К. На поиски динозавров Гоби. – М.: "Наука", 1969)


Да, очень напоминает наши "упражнения" с проваливающимся джипом на снежнике.


Эти ребята на незабвенном "ГАЗоне" заглохли или просто кого-то ждут. Помощи не просят.


Последние скалы перед спуском в предгорья.


И примерно через полчаса нас уже встречал Алтай-хот, ставший почти родным.


Жизнь здесь шла своим чередом. Даже работал местный рынок, где скупали и тут же продавали шерсть.


– Девчонки, привет! Я вернулся!



В следующей (вероятно, предпоследней) части мы ещё смотаемся на север, в сторону Тайшира. Поглядим на кораблей пустыни и плотину Тайширской ГЭС, что на реке Завхан-гол:
На Хан Тайширын Нуруу и обратно. Часть V. На Завхан-гол

Tags: Монголия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments