33schastia (33schastia) wrote in ru_travel,
33schastia
33schastia
ru_travel

Categories:

Скомканный черновик Творца

Привет, друзья!

Сегодня спешу поделиться с вами своей статьей о национальных парках Южной Кореи, написанной для украинского журнала "Мир Туризма":





Спонтанный и по-русски легкомысленный весенний подъем на Ульсан-Бави; пронизывающий ветер на вершине Халла-сан, разглаживающий поперечные морщинки на лицах уставших туристов; полосатый бурундук, в акробатическом порыве пытающийся почесать себя ногой за ухом, и многоцветные коралловые рифы из осенних деревьев, плавно проплывающие под кабинкой фуникулера... В очередной раз пересматривая фотографии, я вдруг поняла, что путешествия по национальным паркам Кореи – это один из самых ценных вкладов в копилку моих жизненных впечатлений!

Любители национальных блюд, щедро сдобренных острым красным перцем, вскоре насыщаются и покидают Южную Корею в поисках чего-то нового. Ценители древних достопримечательностей, прилетев сюда, в отчаянии разводят руками, понимая, что большая часть исторических памятников страны, построенных из недолговечной древесины, пала жертвами многочисленных пожаров. И только поклонники местной природы и гор уезжают из этой прекрасной восточной страны такими же «голодными», не успев увидеть всех десяти крупных национальных парков, большую часть которых, увы, не осмотреть ни за одну, ни за две недели.



Особенности национального хайкинга

Пожалуй, у жителей каждой страны есть свой национальный спорт. Если в Англии на эту роль вполне подошел бы чопорный крокет или приемное дитя азартных спортивных болельщиков – футбол, в Канаде – грубоватый хоккей, а в Финляндии – лыжи, то в Корее все не так просто. В национальной забаве, именуемой заморским словом «хайкинг», смешались все самые главные черты этого восточного народа: упорство, поразительная выносливость, трогательное отношение к природе,целеустремленность и умение обходиться минимумом материальных благ. Природа, словно догадываясь обо всех этих качествах, щедро одарила корейцев красивыми горами, разбросанными по всей территории страны. Такое ощущение, что господь Бог в творческом порыве несколько раз комкал наброски Корейского полуострова, пока не поразился совершенству измятых очертаний своего черновика, определившего в итоге его холмистый рельеф.



В горы здесь ходят все от мала до велика. К примеру, крепкие старики, вооруженные специальными палочками, выполняющими функцию третьей или четвертой ноги, вполне могут дать фору многим молодым и неопытным покорителям гор. Что же до бесстрашных корейских женщин, то их здесь можно встретить в одиночестве на самых непростых и протяженных маршрутах. Кого в горах увидишь не так часто, так это детей. Помнится, незадолго до моего отъезда из Кореи мне в руки попала газета, в которой рассказывалось об отмене физических наказаний в школе. Прочитав ее, я с удивлением узнала о том, что раньше дети за всевозможные проказы могли получать от своих учителей несколько ударов специальной палкой. Сейчас педагоги сменили методы воспитания на более изощренные, и теперь они вместе с проблемными учениками вместе ходят в горы, налаживая контакт с молодым поколением и укрепляя его характер. Однако о том, насколько такие методы гуманны, можно судить только после того, как совершишь хотя бы одно самостоятельное восхождение в одном из заповедных мест Южной Кореи…



Весенний Сораксан

В национальный парк Сораксан мы попали случайно. Знакомый китаец пригласил нас отправиться на машине к морю, в курортный городок под названием Сокчо, чтобы отведать на его знаменитом рынке всевозможные дары моря. А поздно вечером, когда мы вернулись домой с рынка, ему в голову пришла идея встать ни свет ни заря, чтобы встретить рассвет, что он нам и предложил. Похоже, из вежливости, потому что утром наш приятель еще раз переспросил: поедем ли мы к морю или будем продолжать спать дальше? Из всех присутствующих решительно за встречу рассвета выступала только я, но этого хватило: мы отправились в путь.



Проводив глазами разгоряченное солнце, поднимающееся из гигантской ванной холодного весеннего моря, мы оглянулись и вдалеке увидели туманные вершины парка Сораксан. Многообещающей стала уже сама дорога к парку. Дело в том, что наше первое путешествие в горы пришлось на период цветения сакуры. Поэтому ветви деревьев, растущих вдоль дороги, по которой мы ехали, образовали бело-розовый цветущий тоннель, будто сошедший со страниц детских сказок.

В первую очередь мы решили отправиться к одной из самых высоких вершин парка на подъемнике. Каково же было наше удивление, когда мы узнали, что из-за шквального ветра это приспособление для ленивых хайкеров не работало. Немного огорченные, мы отправились по одному из несложных маршрутов, ведущему к двум водопадам. Любуясь тающими ледниками, порождающими каскады искрящихся на солнце водопадов, мы еще не знали, что самые яркие впечатления у нас еще только впереди.



Умный в гору не пойдет, умный лучше отдохнет

После двух часов ходьбы китайцы, видимо, непривычные к таким прогулкам, устали и решили передохнуть в машине. У нас же в это время возникла бредовая идея – пойти в сторону самой красивой из гор этого заповедника Ульсан-Бави, с которой связана одна забавная легенда. Опытные путешественники знают, что самый живописный национальный парк, расположенный на территории корейского полуострова, Алмазные горы – сокровище, на сегодняшний день принадлежащее северным корейцам. Так вот, по легенде бог гор пригласил все самые красивые скалы полуострова прийти на то самое место, где сейчас находятся Алмазные горы, и украсить собой этот уголок Кореи. И только одна мечтательная скала, увидев живописное место, где сейчас находится национальный парк Сораксан, задумалась о чем-то и решила остаться в здешних краях. С тех пор она известна посетителям этих заповедных мест под именем Ульсан-Бави. Забегая вперед, скажу, что путь к ней считается одним из самых сложных и утомительных маршрутов этого парка. Но в тот день, даже не догадываясь об этом, мы начали подниматься вверх.



Сначала путь был достаточно простым. На одной из первых площадок для отдыха мы увидели корейских хайкеров, методично раскачивающих огромный валун на краю пропасти. Раньше здесь была и вторая такая махина, но ее, похоже, им удалось раскачать незадолго до нашего прихода. И вид с этой площадки открывался красивый, и оговоренное время подходило к концу, да вот незадача, наверху маячила та самая задумчивая красавица Ульсан. И хотелось нам к ней подняться, и одолевали мучительные сомнения… В конце концов, мы позвонили нашему китайскому другу, поджидающему нас в машине внизу, честно признались, что мы не на спуске с горы, а на полпути к ее вершине, и пошли вперед.



Тут и началось самое интересное. С каждым метром подъем наверх становился все более крутым. Подниматься приходилось то по скользким камням, то по крутым железным лестницам с толстыми перилами. Между тем порывы ветра, спутавшие наши планы еще в начале путешествия, стали настолько сильными, что время от времени нам приходилось садиться на ступеньки и пережидать в таком незавидном положении непогоду. О том, как мы были в тот момент экипированы, я сейчас вспоминаю с улыбкой. Дело в том, что для корейцев поход в горы – это далеко не увеселительная прогулка. К таким мероприятиям они готовятся очень и очень основательно. Как правило, корейский хайкер одет в специальную одежду из тонкой ветро- и водонепроницаемой ткани, особые горные очки от ветра и солнца, а также очень удобную и дорогую обувь со специальным протектором. Многие из них несут наверх большие рюкзаки, наполненные водой, едой и медикаментами на случай возможных ЧП. Перед такими походами они стараются не пить спиртного и как следует высыпаться. Мы же в тот день сделали все совсем наоборот.



Когда мы доползли до самой вершины, двое дежуривших там спасателей сразу же усадили нас. Даже фотографироваться, стоя на таком ветру, удачливым покорителям гор, увы, не разрешалось. Сказать, что мы были несказанно довольны — значит не сказать ровным счетом ничего. Мы были абсолютно и безусловно счастливы! Нам уже было все равно, каким образом мы спустимся и как нам удастся разойтись на узких дорожках с другими поднимающимися наверх корейцами. Правда, и спустились мы в итоге на одном дыхании, которое при ближайшем рассмотрении оказалось последним. После 7 часов на ногах, ввалившись в машину к китайцам как два увесистых мешка риса, мы почти сразу отрубились. Уже сквозь сон мы слышали рассуждения азиатов о том, что «эти русские сумасшедшие, они не едят, не пьют, они только карабкаются и карабкаются... все выше и выше!»



Пещера Гымнамгуль и пик Квонгым

Признаться, в первый раз уезжая из Кореи, я втайне надеялась вернуться сюда осенью. И не просто в страну, а именно в горы. Я была уверена, что когда увижу все это непривычное для европейского глаза осеннее многоцветие, просто сойду с ума. Примерно так и произошло четыре месяца спустя во время нашего второго свидания с Сораксаном. Что и говорить, в этот раз мы подготовились к поездке более основательно.



Как я и ожидала, осенний Сораксан оказался гораздо ярче весеннего. Предусмотрительно купив билеты на фуникулер на 14 часов дня, мы отправились в пещеру Гымнамгуль. Этот не очень сложный маршрут занимает порядка 3-4 часов. Сначала он был больше похож на прогулку вдоль красивой горной реки, окаймленной чередой ослепительно-красных кленов, затем превратился в довольно крутой подъем по железной лестнице.



Пещера, расположенная на внушительной высоте в практически отвесной скале, является весьма почитаемой среди буддистов. В свое время здесь были найдены статуэтки Будды, попавшие на безымянную высоту совершенно необъяснимым образом. Теперь наверху, в тесном и темном помещении, можно услышать завораживающие напевы буддийских монахов, отведать горького, но, видимо, очень полезного для здоровья бобового чая и просто полюбоваться пейзажем, будто бы нарисованным рукой восторженного импрессиониста, ежесекундно окунающего свою кисточку во всевозможные цвета дивной осенней палитры.



Подкормив местных бурундуков и побаловав себя в местной забегаловке отменным паджоном и рисовым вином, мы отправились к фуникулеру. Простояв минут двадцать в очереди на посадку, мы очутились в уютной кабинке, похожей на божью коровку, ползущую под приятный музыкальный аккомпанемент к очередной вершине. «Вот оно, счастье! Нам никуда не надо больше карабкаться!» – примерно такие наивные мысли проносились в наших белобрысых головах. Оказалось, что для того, чтобы насладиться поистине впечатляющим видом, нам надо проползти (в буквальном смысле этого слова) последние 100 метров, изредка пользуясь помощью каната и небольших уступов, выдолбленных в достаточно крутой скале.



Поддавшись общему порыву, мы полезли. Обратного пути уже не было, поскольку подъем и спуск проходил фактически по одному и тому же маршруту. Иногда приходилось вжиматься в скалу и притворяться ее частью, для того, чтобы дать дорогу тем, кто уже шел вниз. Однако после всего пережитого за этот день виды нас определенно не разочаровали. Прогулявшись в сторону небольшого монастыря и удивительного места для медитации с видом на горы, мы поняли, почему этот национальный парк посещает более трех миллионов посетителей в год...





Халла-сан – мать острова Чеджу

Уже через несколько недель мы, как истинные хайкеры вошли во вкус и решили отправиться на остров Чеджу, главной точкой притяжения которого для нас стал потухший вулкан Халла. Именно этой природной диковинке корейцы обязаны появлением их любимого мандаринового острова, имеющего самое настоящее вулканическое происхождение. На сегодняшний день вся его территория, украшенная пляжами с черным песком, вулканическими столбиками и уникальными лавовыми пещерами,находится под охраной ЮНЕСКО.



Поскольку погода на острове Чеджу может меняться по несколько раз в день, нам приходилось не раз откладывать наше восхождение. В итоге из двух маршрутов, ведущих к самой вершине, мы выбрали более пологий и длинный – Сонпанак. Общий путь к вершине и обратно по этому маршруту составляет порядка 8-9 часов. Большую часть маршрута мы шли по заросшему растительностью лесу, что позволяло нам скрываться от активного весеннего солнца и ветра. По пути мы сделали несколько привалов, в том числе на плато с уже отцветающими розовыми азалиями. Здесь можно было пополнить запасы питьевой воды, подкрепиться и приобрести дождевик, неплохо защищающий от шквального ветра.



Последний подъем оказался самым тяжелым и утомительным. Нам приходилось подниматься по крутым ступенькам, ведущим к самому краю кратера потухшего вулкана. И снова нам оказывал значительное сопротивление порывистый ветер. Однако свою полную мощь он показал уже на самой вершине. Наверное, никогда не забуду, как я пыталась подойти к краю кратера, чтобы полюбоваться красивым озером, образовавшимся внутри него. Ветер при этом не только сбивал меня с ног, но и старательно закрывал мои веки, словно бы предлагая уставшей путешественнице вздремнуть с дороги. В этот момент мы невольно почувствовали себя парашютистами (роль парашюта выполнял мой развевающийся и грохочущий на ветру дождевик) с развевающимися на ветру щеками.



А самым приятным подарком после длинного и утомительного спуска стала неожиданная встреча с оленем – типичным представителем местной фауны. Засыпая в удобном автобусе, я уже недоумевала, не привиделись ли мне эти трогательные оленьи глаза, любопытно наблюдавшие за нами из густых субтропических зарослей...



Замечательного вам дня!
Tags: Южная Корея
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments