Андрей Аникин aka Somm (ikh_barula) wrote in ru_travel,
Андрей Аникин aka Somm
ikh_barula
ru_travel

Categories:

Вокруг Хархорина



Это рассказ о монастыре Эрдэнэ-Зуу и некоторых других достопримечательностях, которые можно встретить возле Хархорина - города, по утверждениям многих историков, построенного на месте древней столицы Чингисхана Каракорума. Под катом

Утром этого дня мы отправились в монастырь Эрдэнэ-Зуу – один из самых крупных и самых посещаемых в Монголии. Вид на него с возвышенности был несколько омрачен задним планом – там усиленно пыхтел и засорял окружающую среду неведомый завод. Дым из него валил такой густой и такой черный, что сразу повеяло XIX веком, когда паровые машины уже были, а систем очистки отработанных газов еще не придумали. Вспомнились закопченные лица кочегаров, слой сажи на подоконниках вокзалов и фраза директора завода из фильма «Светлый путь» – «Дыму мало!» Впрочем, удивляться не приходится, ведь Монголия – это сплошная машина времени. Иногда создается впечатление, что время в этой стране остановилось, но чаще кажется, что разные эпохи каким-то непостижимым образом переплелись и сосуществуют без малейших проблем, попирая все современные представления о пространственно-временном континууме. То вам кажется, что вы перенеслись на двадцать лет назад, то на сто, то на много миллионов… и из-за угла или холма выйдет или секретарь аймачного комитета партии, или воин Чингисхана, или радостно улыбающийся и пускающий в предвкушении слюни хищный динозавр…



Возле монастыря стояла машина совершенно необычайного вида. Мы уже начали привыкать к монгольским автомобилям – обычно это потрепанные джипы или УАЗы в любом состоянии (от новых до агонизирующих). Легковушки за пределами Улаанбаатара вызывают уважение, граничащее с пальцем у виска, лимузины – суеверный ужас. Но перед воротами стоял немалого размера и ярко-красного цвета мерседесовский грузовик, у которого вместо кузова стоял то ли вагон, то ли дом, с окнами и какими-то иностранными надписями. Оказалось – отель на колесах, и приехал он ни много ни мало из Германии! Хурц сказал, что он эту машину знает, и она каждый год приезжает из Германии в Монголию. Остается лишь поражаться отваге немецких туристов, решившихся на такое – ведь пока этот агрегат доедет до Монголии, им надо недели две колесить по России-матушке… Тем более в Монголии немцев не слишком любят и называют термином, который в переводе значит «жестокие». Русских, они, кстати, называют просто «ах» – «брат».






В монастыре первым делом посетили сувенирную лавку, где приобрели некоторые предметы антиквариата и, самое главное, документ на них. В этот документ можно потом вписать все подобные предметы, купленные на рынках, это потом поможет на таможне. Или таможенник просто рассмеется в сторону, ведь на рынках вы, скорее всего, купите подделки.





Фронтальная стена монастыря состоит из 108 субурганов (108 – по верованиям монголов счастливое число). Во время съемок был замечен очень-очень старенький и абсолютно лысый дедушка в дээле и кирзовых сапогах, который медленно (в силу почтенных годов) обходил все субурганы и совершал молитву возле каждого. Мы уважительно подвинулись вместе с аппаратурой с дороги. Дедушка ласково кивнул и остановился возле субургана. Помолившись, он так же медленно пошел к следующему. Впечатление о престарелом религиозном дедушке слегка подпортил наш сопровождающий дядюшка Хурц, безапелляционно заявив, что это бабушка. Мы не поверили – он прошел в полуметре от нас, и это явно был дедушка – с лысой, как колено, головой и жесткой щетиной на лице. Бабушка? Почему лысая? И почему так похожа на дедушку? Потому, что святая! – сказал Хурц. По достижении преклонного возраста люди считаются святыми и бреют голову. В таком возрасте даже им самим уже все равно, дедушка они или бабушка, почему нас это должно волновать? Ну хорошо, смотрите – она ведь в женской одежде! Пришлось согласиться – бабушка так бабушка. Кстати, национальная одежда – дээл – не делится по фасону на мужскую и женскую, а вот цвета для разных полов все-таки разные. Впоследствии, наблюдая в монастырях Улаанбаатара пожилых женщин (но не настолько стареньких, чтобы путать их с дедушками), я отметил, что они тоже носят дээлы такого же темно-фиолетового и темно-пурпурного цвета. У дедушек же они черные, бывают еще серые, темно-синие, темно-зеленые и темно-грязные, то есть ставшие неопределенного оттенка.















Оставив в покое святую бабушку, мы пошли смотреть за раскопками. Раскопки в Хархорине ведутся самым активным образом. В древности где-то в этих краях находилась столица Чингисхана – Каракорум. Ее подробный макет выставлен в историческом музее в столице, все путеводители как один утверждают, что Хархорин – это и есть Каракорум, и мы надеялись снять раскопки древней столицы Великой монгольской империи. Каково же было наше удивление, когда мы узнали от Хурца, что, собственно, Каракорум так никто пока и не нашел. Копают – это да, находят – тоже да, да вот все время не то. На территории монастыря тоже нашли остатки древних стен, но при ближайшем рассмотрении выяснилось, что это отнюдь не столица Чингисхана, а просто руины более древнего монастыря, который стоял тут в незапамятные времена.











На руинах бойко трудились какие-то люди. Техника раскопок не меняется веками – это два-три человека с лопатами, два-три с тачками, один – с папкой и десятка полтора с сигаретами. Иногда это соотношение меняется в пользу количества людей с сигаретами, но никогда – в пользу людей с орудиями производства. По крайней мере, в таких странах, как Украина и Монголия. Так было и здесь. Двое нагружали тачки землей, еще двое – возили их куда-то за горбик, некоторое количество работников валялись на травке, а роль человека с папкой взял на себя Хурц. Он деловито общался с рабочими, что-то подбирал с земли, лез в кадр, распоряжался. Кончилось тем, что он начал рассказывать какие-то веселые истории и в корне поменял всю схему раскопок. Тачки валялись в сторонке, на тачках лежали лопаты, на травке уже никого не было, зато возле Хурца с сигаретами были все. Ужаснувшись от мысли, что мы содействуем срыву раскопок, мы поспешили в сторону монастырских сооружений.









На входе Хурц договорился о съемках служб (что, в общем-то, запрещено, но только не для Хурца), и мы ждали, когда придет PR-лама (то есть лама, ответственный за связи с общественностью) и даст добро. Лама где-то застрял. Обещал прийти к десяти. Не было его ни в десять, ни в пол-одиннадцатого. Торопить ламу было кощунством, оставалось только ждать, привыкать к монгольским понятиям о времени и спешке, снимать храмы и прочие монастырские постройки...

 















Юные послушники под видом буддистских ритуалов совершали акробатические трюки, смеялись, задирали друг друга. Обыкновенная молодежь, только в монашеском одеянии… Наконец запели трубы, сосредоточились юные послушники – явился лама. Хурц очень быстро с ним договорился, и начались службы.



 

 

Здесь не было такого изобилия инструментов, как в Гандане, но общая атмосфера была точно такой же. Мы старались никому не мешать – тихонько стояли на входе с камерами, а внутри по часовой стрелке (только так) текла бесконечная людская река. Перед главным бурханом старший лама всех желающих хлопал по голове каким-то металлическим ритуальным предметом, что очень напоминало благословение нашего попа. Нежелающих он хлопал точно так же, один француз на него, по-моему, даже обиделся. Уж очень у него возмущенное выражение лица было после этой процедуры. Или лама перестарался и хлопнул его слишком сильно, или лицо у него давно уже такое было, потому что в Монголии вместо его любимого фрикасе из лягушек ему подали жирную баранину…

После осмотра храмового комплекса мы выдвинулись в сторону водопада. И вдруг Тумурлуу (наш водитель) свернул по грунтовке направо в гору, обещая показать какую-то достопримечательность. Ею оказалось изрядных размеров каменное изваяние, при виде которого старик Фрейд бы сильно обрадовался. Правильно, это был знатный фаллический символ. Анатомически абсолютно бездарный, но тем не менее не оставляющий никаких сомнений в своей принадлежности. Хурц поведал нам историю создания этого, с позволения сказать, монумента.

Давным-давно до настоятеля монастыря дошел слух, что молодые ламы начали, как бы это почтительнее сказать… бегать налево. А буддийским монахам строжайше и категорически запрещено даже прикасаться к женщине. Неважно, где и каким образом, в толпе, транспорте или еще где – когда создавался свод правил лам, они ходили пешком, а не ездили в маршрутках. Настоятель изготовил это каменное чудо, созвал всех лам, совершил «некие ритуалы» и торжественно объявил монахам, что ежели они не уймутся и не прекратят шляться, то их личный аналог каменного символа отвалится у них к чертовой матери. Не знаю, подействовало это внушение или нет – ведь, собственно, если не касаться женщин, то на кой ляд он нужен? Одно несомненно – легенда неплохо действует на бесплодных женщин, которые якобы толпами (мы ни одной не видели) устремляются к каменному члену, совершают опять-таки «некоторые ритуалы» и после этого успешно беременеют. Возможно, не видели мы их потому, что они стесняются при свете дня и совершают «некоторые ритуалы» под покровом ночи. Впрочем, вряд ли эти ритуалы столь уж реалистичны – толщиной этот агрегат с человека. Но на всякий случай он обнесен оградой, столь же условной, как и все ограды в Монголии – меньше, чем по пояс. Козел, правда, не пролезет и не осквернит памятник – и то ладно. Вокруг члена стояли столики, где местные спекулянты торговали всякими предметами старины, поделками и подделками. Правительство пока что смотрит на эту торговлю сквозь пальцы – предметов старины в Монголии много, на всех хватает. Даже в музеях продают – не дефицит. И стоит дешево.



На соседней горке, еще выше фрейдистского символа, находится еще один базар и еще одно каменное изваяние, по технике и материалу один в один с тем, что мы уже видели. Только теперь это была уже не фаллос, а черепаха, и относят ее к гораздо более раннему периоду – времен Чингисхана. В каком из двух случаев врут, непонятно. Возможно даже, что ни в одном – помните? Время в Монголии или остановилось, или течет себе куда-то вкривь и вкось…


Tags: Монголия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments