michelleka (michelleka) wrote in ru_travel,
michelleka
michelleka
ru_travel

Category:

Бездорожье одолеть - не штука, А вот как дорогу одолеть? (C)

       Есть неподалеку от Тейково, небольшого городка в Ивановской области, место призрачное и таинственное, а кто-то может просто скажет - хламное и неблагополучное, а кто-то решит вдуматься в поэтику его названия и посвятить затерявшемуся вовсе не в древнем мире, и совсем не между двумя реками Междуреченску небольшую, но вполне искреннюю сагу.

       Ну вот я именно так и поступлю. Тем более что пустынный? погруженный в легкую осеннюю дымку городок этот в первое посещение этих краев вызвал у меня целую бурю впечатлений и эмоций. Я воспевала Междуреченск как город-призрак, ожидала здесь коварных зомби, и поражалась заброшенности этих двухэтажных домиков.
Вооружившись ноутом, я изучила историю Междуреченска, я жаждала рассказать её миру, единственное, что меня сдерживало, чтобы полностью передать колорит этого места: мне не хватало иллюстраций.И вот сейчас они у меня есть. Поэтому начинаем наш рассказ.





       Чтобы добраться до интересующего нас места придется выехать на столь порадовавшую меня своей продолжительностью и масштабностью, а также частными дефектами дорожного покрытия - тейковскую бетонку. Сейчас, с мутноватыми лужами и грязноватыми колеями она выглядит необычайно обаятельно. А какие открываются горизонты!!







        Конечно, за такой дорогой нужно следить очень внимательно, но виды по бокам тоже заслуживают внимания, и не только красотой лесных дубрав.





       Смотря на эти дзоты в первый раз, вообще начинаешь испытывать священный трепет, но и сейчас наводя фотоаппарат на такой холмик с окошечком, так и представляешь, что из амбразуры вылетит какая-нибудь артиллерийская «птичка» и покажется злой глаз недовольного служивого.

       Сам Междуреченск встречает нас греющимися на солнышке ужами и слегка таинственной и зловещей уточкой, ржавыми крылами переливающейся на солнышке. Любые буквы в названии, уцелей они, были бы излишни.



       Бодрые объявления ивановских риэлторов зазывают в Междуреченск как в самый настоящий клубный поселок. Тут звучат не только смелые фразы об экологически чистом районе, который «удален от предприятий промышленности и автострад в лесном массиве. В лесу грибы, ягоды», это-то как раз и неудивительно. Доходило даже до бодрого обещания регулярного автобусного сообщения с Тейково. Вот и попытаемся представить, как, насколько часто и какой автобус тут может прыгать. Хотя лично мы за оба наши посещения ни одного лицезреть так и не смогли.


       И вот внезапно перед нами возникает нежданная преграда, заставляющая задуматься о том, какие перемены в живости этих мест могли произойти за год. Вспомнить рассказы о лихих придорожных разбойниках, которые поджидают наивных путешественников, спешащих выйти из своих карет, телег и любых других эпических видов транспорта и попасться в их коварные сети.



       Посреди дороги валяется дерево. Конечно же, не бревно, не титанический валун, но явно и не веточка. Но этот досадный дорожный факт, кажется, пугает и приводит в растерянность только нас. Подъехавшие чуть позже мужички на «пятерке» без лишних разговоров, практически еще на ходу, дружно вылезают из своего авто и берутся за расчистку дороги. На наш вопрос: «А часто ли тут такое?» неизбалованные хорошими дорогами местные жители только туманно отвечают: «Болотисто тут».

       Вот так вот проторивается путь в Междуреченск.



       Свою историю населенный пункт, к которому мы торжественно подъезжаем, начал в 1980 году. Именно тогда здесь решили вырубить лес и создать в чистом поле птифабрику с довольно банальным названием «Лесная». Для работников предприятия построили поселок двухэтажек в лучших традициях советского панельного домостроения.







       Все бы хорошо, только вот в 90-е годы с выращиванием курочек и уточек дела совсем не сложились, фабрику закрыли, а всех её работников уволили. Собственно, это было практически все население поселка.
Так как ездить отсюда до Тейкова на работу и обратно – дело довольно громоздкое и неудобное, народ стал коллективно бросать свои квартиры, продавать их почти за бесценок и перебираться в места более обитаемые. А черные риэлторы всячески пытались и пытаются вселить туда обманным образом доверчивых старичков или не очень адекватно мыслящих маргиналов, обещая практически золотые горы.

       Вот, например в одном из объявлений значится: "В поселке имеются: магазин, медицинский пункт, спортивный зал, тренажерный зал, сауна". В принципе даже и не врали. По поводу медпункта и сауны не могу сказать, хотя, по сведениям, которые нашла в интернете – медпункт, как и детский сад в поселке закрыт, а сауна сделана в первую очередь для досуга тейковских чиновников, а вот спортивный зал покажу.





       А вот и продуктовый магазин. Режим работы очень оптимистичен для таких мест – с 8-18, в воскресенье до 16.00. Зайти и ознакомиться с ассортиментом не решилась.



       По словам владелицы этого единственного предприятия питания, у большинства её покупателей нет денег. Она уже давно продает товары в кредит, ведя длинные списки должников и кредиторов города-призрака.

       Отопление здесь практически не работает. И зимой эта будочка становится одним из самых теплых и уютных мест поселка. По очереди они жмутся к пышущей жаром батарее вагончика. Когда читаешь подобные строки, просто не верится, что на дворе 21 век, а ты находишься в Центральной России, а не в каком-то заброшенном и недоступном уголке.

       Телефонной связи в поселке тоже не существует. Мобильные телефоны не принимают, таксофон носит скорее декоративные функции, гудка в аппарате местным жителям не услышать. На красавце телефоне вместо любовных признаний начертано более насущное – сила, вот что важно в поселке.



       Улиц в поселке нет, на домах стоят крупные номера, да и только.



       Сейчас на 12 квартир на подъезд в некоторых домах может быть заселена всего одна. Угадываем признаки жизни по балкончикам и выставленному и вывешенному на них нехитрому скарбу.







       У местных жителей нет газа, полы и стены в домах обветшали настолько, что в дыры почти беспрепятственно проникает влага и холод, потому все имеет тенденцию ветшать, ветшать и ветшать.



>

       Асфальт на центральной площади покрылся трещинами как яичная скорлупа, и из щелок и канавок пробиваются наружу ростки упрямой ивановской травы.



       Некий неведомый памятник совсем потерял свой первоначальный вид и осыпался. Сейчас он скорее похож на языческого идола откуда-нибудь из каменного века.



       Вообще, печать умирания пометила здесь практически все объекты и строения, какие-то - в большей степени, какие-то - в меньшей. На зданиях еще видны следы жизнеутверждающих советских лозунгов, но окна, увы, уже напрочь лишены рам и стекол и заколочены гнилыми досками, боюсь, что навсегда.





       Закрытые двери и заложенные наглухо оконные и балконные проемы дополняют эти печальные кадры новыми оттенками.





       Судя по стершимся надписям с напоминанием о важности несения боевого дежурства и едва проглядывающему на кирпичах силуэту оптимистично улыбающегося солдата, здесь, очевидно, должно было располагаться некое военное учреждение.





       ДК приветствует всех жаждущих культуры ржавыми буквами и закрытыми на висячий замок дверями.





       А вот, что действительно удивительно так это сам факт наличия здесь вот этого учреждения, действующего, судя по блестящей табличке, хотя и закрытого.





       Кто этот неведомый энтузиаст, который несет в Междуреченск книжное слово, букву и культуру? Кто заседает в этих наполовину превратившихся в руины стенах?

       Сейчас двушку в Междуреченске можно купить за 230 тысяч. Поговаривают, что приток неблагополучных и неустроенных москвичей разных возрастов и мастей подъиссяк.

       Сегодняшнее солнышко будто бы разбудило застывшую здесь жизнь, хотя, наверное, более точно её можно определить понятием «существование». Вдалеке, на наполовину ушедшем в глинистую землю тротуаре играют местные мальчишки.



       А на лавочке наслаждается погожим субботним деньком междуреченская бабушка.



       Транспорт на улицах поселка под стать домам. Так и представляется, что в подобной машине едет по наши души какой-нибудь маньяк из американского фильма ужасов.





       На фоне этого «Волга» кажется почти роллс-ройсом.



       Говорят, ближайшая работа для местных находится в поселке Грозилово, в воинской части. Утром за работниками приезжает «Камаз», а для того чтобы вернуться домой жителям Междуреченска предстоит совершить увлекательную полутора-двух часовую прогулку по пустынной затерянной лесу дороге без освещения, иногда по колено в снегу или в грязи.

       Так и живут. Устраивают сарайчики в кузовах военных грузовиков.



       Подтягиваются на самодельных турниках.



       Разводят козочек…Именно они дружной стайкой провожают нас из Междуреченска. Небольшая ватага копытных смотрит на нас шокировано и с легкой поволокой козочки глазеют на не вполне характерную для междуреченцев машину.



       Не будем же далее тревожить их покой и злоупотреблять гостеприимством. Со смешанным чувством грусти и растерянности, жалости и возмущения покидаем мы этот постепенно врастающий обратно в лес уголок. Адьё, Междуреченск! Не пропадай совсем, призрачный городок!

       А мы снова рулим на дорогу, проверяющую водителя на терпеливость и внимание, а машину на ходовые качества и крепость резины.





       Самое удобное транспортное средство здесь, пожалуй, скутер или велосипед в зависимости от дальности расстояния, которое нужно преодолеть отважному путешественнику по бетонке. Его без труда можно перенести через сомнительные участки дороги, да и кочки объезжать маневреннее. Именно так и перемещается большинство местных.





       Ближайший к Междуреченску населенный пункт по сравнению с последним кажется почти оживленным. Это – Новое Горяново.

       Не знаю, что именно символизирует безымянная каменная стрелка, но именно она красуется на небольшом пяточке перед остановкой, решенной в патриотичном стиле триколора и называющей всякому проезжающему мимо название населенного пункта.





       Здесь уже как минимум точно есть общественный транспорт, а еще согласно интернету – школа, целых 3 магазина и детский сад. Да и дома выглядят как-то приветливее, хотя и представляют собой те же панельные двухэтажки.



       А на противоположной стороне дороги в селе Малое Клочково расположилось некое еряшливое предприятие, которое охраняют строгие горяновские собачки. Вероятно, все, что осталось от находившейся в этих краях свинофермы «Боровое».





       Здесь уже можно даже говорить о появлении какого-никакого автомобильного трафика, вот уже и подходит к концу наше попрыгивание по бетонным плитам и мы выезжаем на асфальт. Тейковский район уступает место Комсомольскому, а мы любуемся красивым преддождевым небом возле небольшой деревушки Устье с изрядно поржавелой вывеской.



       А теперь наш путь лежит в город с поистине романтическим советским названием, рождающим в сознании коллективно-массовые стройки, улыбчивые румяные лица в цветастых косынках и кепках и значки в виде красного стяга с портретом Ильича.



       В общем, не расстанусь с Комсомольском, буду вечно молодым. Да еще и радуга небо над ним украшает.



       А виною образования этого небольшого, но районного городка стала Ивановская ГРЭС, та самая трубы которой маячат в правом углу фотографии. Начали строить электростанцию здесь в 1927 году, а уже через три года её первый турбогенератор был запущен в эксплуатацию, этот год и считается годом рождения городка.

       Потому на ИвГРЭС есть смысл посмотреть пристально и в упор. Вот так вот издали, на фоне грозового неба – пристально.



       А вот так вот вблизи, под косыми хлещущими струйками комсомольского дождя в ожидании нагоняй от бдительных охранников сего объекта.







       А вот собственно та самая турбина, мокрая и оттого даже немного жалостливая на вид.







       Дороги в Комсомольске во многих местах ничтоже сумняшеся решили оформить все в том же ставшем уже привычным стиле тейковской бетонке. Вот такие вот щедрые люди, эти военные, сколько дали бетонных плит, а дали, как мы видим много, столько и разложили по Ивановской области.





       Немножечко городских видов. Вот, например, в самом сердце Ивановской области, на въезде в Комсомольск, притаился поворот на Мытищи, не наши, конечно, Ивановские. Но чем-то близким от названия все равно веет.





       Улицы города тихие, немноголюдные, запорошенные осенней листвой.



       Местные бабульки о чем-то о своем о комсомольском весьма экспрессивно балагурят со швабрами наперевес.



       На оранжевом нарядном домике висит табличка, извещающая о том, что здесь жил первый директор местного совхоза «Комсомольский».





       А перед домом тенистая тропинка и немного неожиданная, но симпатичная безымянная и не подписанная советская девочка в беретике с неизвестным свертком под мышкой.





       Немного обсыпавшееся здание детской библиотеки.





       Местный ДОСААФ с огромнейшей буквой «У», сманивающей всех возможных учеников, вероятно, за добрую версту.



       В Доме Культуры, согласно афише, можно лихо затусить за 40 рублей на дискотеке «Бумеранг» и отметить День пожилых людей. Мужественно отвергаем оба заманчивые предложения и бесстрастно фиксируем особенности архитектуры ДК и его афишу.





       А прямо напротив этого храма культуры и еще в разных местах, скукошившись под зонтиками, жители многоэтажных (!) домов города Комсомольска стоят с пакетиками и авоськами и ждут сдачи мусора. Вот такую картину я видела, если честно впервые. В частном секторе такое явление вполне распространено, но мне казалось, что для городских условий оно не характерно.





       Приятно порадовали названия некоторых местных магазинов. Вы только вслушайтесь в эту поэзию – «Ароматы вин». Это ж для настоящих эстетов – легкое амбрэ «шардоне», аромат «Арбатского», благовоние «портвейна» и фимиамы «Исповеди грешницы», ммм, ну кто тут устоит.



       А на одной из почти полуподвальных дверей вот так вот длинно и сугубо машиностроительно.



       Вполне логичное название для комиссионного, что не умаляет его теплоты и уместной креативности.



       Конечно же, не могли мы обойти и такую достопримечательность города как Комсомольский вокзал. Здание на удивление большое, хотя направлений, в которые поезда развозят отсюда пассажиров совсем не так уж и много – собственно, если быть более точным – одно. На окраину Иванова и обратно, через кучу деревень, укрытых за безликими названиями станций с километрами. Езда по этой ветке – штука сезонная, в апреля- по октябрь, если не ошибаюсь, зато ширококолейная и электрифицированная. Но мы застаем вокзал пустым, закрытым и нахохленным в холодном мареве внезапно налетевшего дождя.





       Напротив вокзала мокнет на залуженной площади монумент в честь местных ветеранов ВОВ.



       Такой какой-то немного грустный, возможно, из-за дождя, возможно из-за затерянности на бетонных извилистых дорожках, но чем-то очень даже милый и лиричный получился набросок. Далее собственно можно говорить о постепенном и планомерном пути домой. Хотя фотоаппаратов не зачехляем, любопытными головами вертеть не прекращаем. А потому еще будет немножко отрывочков и обрывочков о том да об этом.

       Пролетаем с ветерком сельцо Писцово, которое прям с въездной таблички вещает о своих прежних знатных вотчинных хозяевах Долгоруких да Романовых, является историческим городом России. Эх, а ежели б катили мимо где-нибудь в середине июня, то с главной площади села могло б еще и сальным духом веять, с излюбленного праздника сельчан – Праздника Сала.



       Ну а раз ароматами жирных копченостей здесь не веет, торопимся вернуться из Ивановской области в область Ярославскую, в городок Гаврилов Ям.

       Вот уж не знаю, насколько здесь «ямь», или как бы сказали переводчики с татарского "красота" и что хорошего сделал для этого места ямщик Гаврила. Об этом лучше пытать словоохотливых гаврилов-ямских краеведов, стараниями которых городок попал в один из вспомогательных составов Золотого кольца. А мы любуемся многообразием его въездных стел.






       Чтобы немножко разбавить традиционные рассказы о музее ямщика и древних церквах мы даже не будем повторяться и показывать грузовую станцию Гаврилов Ям. А покажем концептуальное творчество ярославских художников-мозаичников в виде трогательно-кривоватого зайца на садике с легкомысленным названием «Ленок».





       И очень симпатичные «Вкусные штучки».



       А чтоб меня окончательно не обвинили в легкомыслии, подставим на обозрение любезного читателя объектик посерьезнее – гаврилов-ямской самолетик. Полюбоваться им можно рядом с проходной местного предприятия, выпускающего детали для военных самолетов, ОАО «Агат». Вот он остроносый красавец и в фас. И в профиль.





       Ну и на десерт для того, чтобы порадовать самых неутомимых читателей пробираемся в древнее село Великое.

       А по дороге вот такой вот необычный населенный пункт – деревня Плотина.



       Село Великое совсем не так велико в размерах и находится совсем недалеко от Гаврилова Яма.



       Тихие улочки села застали и татарское вторжение, успели дать приют ополченцам Минина и Пожарского и ярославским партизанам, которые отправились на войну с Наполеоном.



       Но главная изюминка появилась здесь после Полтавской битвы. Владельцы сельца князья Репнины Аникита Иванович и Петр Иванович в течение нескольких поколений строили здесь храмовый комплекс, который некоторые особенно восторженные экскурсоводы любят величать Великосельским Кремлем. Собственно, вот он – многоглавый храм Рождества Богородицы и устремленный в небо шпиль Соборной колокольни.







       Возле стен сельского Кремля находится могила местного купца, текстильного промышленника, Александра Локалова. Здесь же находится постепенно ветшающая его усадьба, в которой сначала располагался провинциальный музей, а со времен ВОВ действует великосельский детский дом.



       А совсем неподалеку от этой старины тысячи раз воспетой не одной тысяче пытливых туристов - такие наивные в своей народной доходчивости и образности черты великосельского изобразительного творчества. Стена-чат села Великого на которой, кажется, собраны все пожелания всем по всяким поводам.



       И весьма колоритный и располагающий великосельский человечек-миротворец.



       На центральной площади установлен памятник ВОВ в виде склонившего голову солдата.



       А прямо рядом с ним – злачные места села Великого – местный аналог гипермаркета «Наш» и бар. Светская жизнь, как мы можем заметить по снимкам, в субботний вечер бьет ключом.





       Первые буквы со старой советской вывески куда-то сбежали, и всех въезжающих в село приветствует единственный и неповторимый сельский Нивермаг, изрядно потрепанный временем.



       И вот мы уже на прямой, слегка родной даже в такой отдаленности от дома и изъезженной во время и туда и обратно Ярославке. И как бы загадочно не звучало хитрое и слегка шепелявое слово Шопша, наше решение непреклонно – направо на Москву.



       И пускай все остальные перипетии нашего пути и возвращения скроются под туманным покрывалом секретничанья, одного не скрою, мне еще долго снились загадочные зомби, благородные разбойники, рубящие березки поперек дороги и причудливые зверюшки, вызывающие одновременно и жалость и восхищение….
Subscribe

  • Ейск, ч.1 - курорт, где не любят море

    Я как-то привык считать Ейск главным курортом на Азове. По крайней мере, на российской стороне. Его роль тут мне представлялась примерно как у Сочи…

  • Почему Енисей зимой не замерзает?

    Незамерзающий зимой Енисей за счет эффектного тумана способен преподнести сюрприз заезжему путешественнику-фотолюбителю в виде интересных кадров,…

  • Шатура - город, рождённый планом ГОЭЛРО

    Каков образ Шатуры в массах? Находится где-то в дебрях востока Подмосковья, куда случайно не заедешь; там делают мебель и горят торфяники. Ещё,…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments