vorona_ss (vorona_ss) wrote in ru_travel,
vorona_ss
vorona_ss
ru_travel

Category:

Лондон-Дублин (сентябрь 2012). Попробовать почувствовать.

Пролог. "Друзья, мы едем в Лондон! - В Лондон? А почему не в Индию? - Пожалуйста, без лишних вопросов. - Хо-хо! (это "хо-хо!" из уст Портоса особенно нравится) Если без лишних вопросов, то тогда, дорогой Д'Артаньян, вы поедете один". В общем, мы действительно летим в Лондон. Вот еще одна цитата: "Лондон? - Лондон. Дрянная еда, плохая погода, Мэри, мать её, Поппинс".


День первый, классический.

Все так смешалось, что и не разберешься сходу. Вот мы сидим на кухне, пьем кофе из любимых кружек, а вот – уже в Сохо, едим «фиш энд чипс» (жаренная рыба в кляре с овощами и картофелем фри, лондонское традиционное блюдо – действительно, дрянная еда) в алжирской забегаловке и через витрину разглядываем прохожих и два соседних заведения. Первое - магазин, продающий женское белье в стиле «секси» с демонстрацией образцов на большом экране (вау!). Второе – клуб, возле которого целуются парни и мужчины, что они делают внутри – представить страшно. Вот мы идем по улице и заглядываем в окна «минус первого этажа». Я такой и говорю: «Блин, ну и кто там живет?» А вот мы в отеле, вселяемся в номер как раз на «минус первом этаже». А еще помогаем в магазине нашему отечественному дядьке выбрать пиво и заново учимся самообслуживать себя на кассах-автоматах.
А еще Лондон как аттракцион «Берегись автомобиля!». Правостороннее движение – как-то это непривычно. Даже машины – как самодвижущие экипажи, едет автомобиль, смотришь – а на месте водителя никого нет.
Посвятили сегодняшние полдня классике – Трафальгарская площадь, Биг Бен, Вестминстерское аббатство, Пикадилли Серкус («По улице Пикадилли я шла, ускоряя шаг…»), кэбы, двухэтажные автобусы, гвардейцы. Ну и дождь.

День второй. Не совсем классический.
С утра заканчиваем с «пенсионерским» Лондоном.
Собор Сент-Пол (по сути дела, копия римского Сан-Пьетро, проигрывающая ему по видам с купола), Тауэрский мост, в башнях которых держали преступников, сам Тауэр, «огурец» стеклянного небоскреба в Сити, где если ты не в костюме и не при толстой папке с деловыми бумагами, то вроде как бы и без одежды – одним словом, «срамота».

К вечеру идем смотреть гвардейцев в Букингемском дворце, потом ненадолго залипаем на общественных шезлонгах в парке Сент-Джеймс. Тепло, солнечно, «мыслеродительно»…

Совсем рядом – клубный квартал, где, кажется, идет год так 1920. В витринах – костюмы, обувь и цилиндры ручной работы, помазки и бритвенные станки в стиле ретро, халаты для сна, сапоги для охоты на уток и парфюм от такого-то доктора химических наук, лавка открыта черт знает с каких годов – чего там там «Пако Рабана» или «Дживанши», про которые ваш собственный Дживс, принюхавшись и поморщившись, невзначай заметит: «Сэр, Вы только что с соревнований по крикету? Я ужу приготовил Вам ванную». Даже встретили такого вот шпака. Молодой, лет 20, в костюме, в шляпе, с саквояжем. Стало интересно, знает ли он, скажем, про Интернет?

От Сент-Джеймс-стрит до Сохо – рукой подать. И вот мы уже там. Вечер четверга, и каждый уважающий себя брендовый магазин превратился в клуб. За вертушками ди-джей, покупательницы – как модели на подиуме, их бойфренды с открытыми бутылками пива одобрительно кивают в такт музыке. Те, кому не позволяет разгуляться площадь магазина, вынесли пульты и колонки наружу, радуя толпы посетителей соседних пабов.
Про толпы – отдельно. Англичане предпочитают тусовать не в тесных заведениях (где, кстати, и курить нельзя), а возле них на улице, не покидая специальных границ (где улица тоже считается пабом и, соответственно, можно распивать алкоголь). Границы охраняет специальный менеджер  – обычно, какой-нибудь серьезный чел в костюме, если покинул их с кружкой пива, он подойдет и попросит вернуться. Там, где расстояние между домами узкое или сразу несколько пабов, приходиться проталкиваться между веселыми посетителями, которые общаются, поставив стаканы с пивом на землю.

Саундтрек к происходящему разнообразен и примечателен - из колонок магазина играет коммерческий  хаус, сводимый ди-джеем с винила(!), в самом пабе – инди-стаф с женским вокалом, а на разборной сцене группа, состоящая наполовину из негров, наполовину из белых, отжигает рэггей. Толпа на улице плотная настолько, что никак не проехать неизвестно как здесь очутившемуся белому «лендроверу».



Мы проголодались, заходим в паб «King's Arms», просим подкрепиться, на что растатуированный бармен разражается эмоциональной тирадой – мол, это паб, здесь пьют, а лучший «фиш энд чипс» в Лондоне – выйдите и направо пятьдесят метров. Пара брутальных дядечек-работяг из «..Arms» составляют нам компанию, на ходу объясняя, «что да, бармен прав, в пабах пьют, а лучший «фиш энд чипс» - вот он». Ко всему: «Гуд прайс, гайс». Действительно, лучший. Кстати, про названия пабов. Те или иные "arms" упоминаются в названиях каждого второго заведения. Видели «Большую лягушку», а также – внимание! – «Тренер и Кони». («Га-за-ев-пёс!», Зенит-чемпион!) ;)))

После позднего ужина идем в диско-бар «Баррио Централ», фишка которого – упор на латину. Даже пиво только мексиканское. Типа: «Это гавайский паб!». Танцуют латиносы, девушки с коктейлями и менеджеры в пиджачках, подыгрывающие ди-джею на невидимых гитарах. Музыка так себе, но главное – настроение. И ноги прилипают к полу – как во всех правильных заведениях.

Возвращаемся домой, глазея на ночной Лондон со второго этажа автобуса. Красиво!


День третий. Ну, пятница и в Лондоне пятница!

Подземку жители Лондона называют «трубой». Как по мне, то это такой тонкий намек: будешь много ездить – вылетишь в трубу. Цены на транспорт, конечно, развеселые: фунт семьдесят за поездку на автобусе, от двух с копейками до четырех с мелочью – на метро. (фунт = 50руб J) Слезы на глаза наворачиваются, когда вспомнишь, сколько мы сегодня ездили. Но по порядку.

С утра уехали в Доклендс. Это район бывшего лондонского порта, который понемногу превращают во второй Сити, а пока это - доки, портовые краны, стройки, знаменитый концертный зал О2 и самый свежий лондонский аттракцион, открытая в июле канатная переправа через широко разлившуюся в этом месте Темзу. Садишься в кабинку на шестерых человек и тебя уносит вверх. Внизу корабли, вверху – взлетающие из Хитроу самолеты. Кабинка качается, и сердце начинает стучать быстрее.
 
Следующий пункт – Уопинг с мощеными улицами и малоэтажными лофтами, переделенными из арсеналов и складов. Тут есть одно потайное местечко. Если пройти узким проходом между двумя зданиями, то выходишь к обрыву над Темзой (правда, есть ступеньки), где на линии прибоя установлена виселица, где раньше вешали пиратов. Прилив не заставляет себя ждать, начинаясь резко и бескомпромиссно. Мы в мокрых джинсах карабкаемся по ступенькам наверх, а место казни выглядит еще более эффектно на фоне волн.

Возвращаемся в центр и пробегаем по Чайна-тауну. Вот уж понаехали так понаехали. Китайская пресса, жареные утки в витринах китайских ресторанов и китайцы, типа как местные и туристы.

Вечером разогреваемся в пабе «Белая Лошадь» в Сохо, вернее – перед пабом. Кстати, еще два названия пабов в копилку: «Голова Шекспира» и «На полпути к небесам». Разнообразный местный люд, покидав сумки и портфели прямо на мостовую, попивает пиво-эль-вино, смеется и галдит так, что о том, что впереди паб, можно услышать за квартал.

По кружке эля для нас– это глоток перед битвой, потому что мы идем в «Fabric». Это клуб в бывшей скотобойне из красного кирпича: электронная музыка, ди-джеи, сводящие только с винила, охрана из мощных чернокожих чуваков и вежливая – сплошные «эскьюзми», «сори» и «сэнк ю» - английская молодежь. Вечеринка в стиле драм-н-бэйс, для нас малость тяжеловато и в поисках подходящей музыки, как вода в сообщающихся сосудах, мы перетекаем с танцпола на танцпол (благо, тут их три). Находим чуть менее агрессивную музыку - тыц-тыц с соло в виде томных женских вокализов и почти в одиночестве (для английских клабберов тут явно низковат ритм) танцуем в большом зале. Через полтора часа смена ди-джеев, и мы уходим на другой танцпол, где челы в шляпах и девушки в вечерних платьях и кедах отплясывают под коммерческий дабстеп. Вспоминается Гай Ричи: «Когда всем хорошо, тебе тоже хорошо». Этот сет нам подходит, заверните, плиз.

Возвращаемся в отель глухой ночью, но Лондон не спит. Ведутся дорожные работы, поддатые менеджеры в пиджачках никак не могут распрощаться друг с другом, а магазины, которые держат азиаты, вообще, работают круглосуточно.


День четвертый. Суббота.

В Лондоне не просто тепло, а даже жарко. Одетые в одни футболки, с утра пробираемся через засыпанные мусором и опавшими листьями кварталы в район Кэмден, где расположился один из известных рынков города. Над самим рынком, кажется, следует натянуть транспарант с лозунгом: «Сделано в Италии – стырено в Англии». Или: «Кто не захватил денег, тот внукам будет рассказывать, какой был дурак».  Ряды лавок, продающих все на свете – от красных цилиндров до противогазов и маскхалатов финской армии, от гималайских одёжек до запонок с символикой «МанСити» - глаза разбегаются. В одном из отделов рынка, крытом Лошадином Туннеле протискиваемся между скульптурами бегущих коней и палатками со всяческим этнофудом: карри-кебабы-буррито. Пахнет умопомрачительно, но мы после завтрака.


Позже примеряем головные уборы в магазине на Бейкер-стрит, 221б (на самом деле – 239) и кормим уток и гусей (щиплются, сволочи!) в Риджент-парке, где еще бегают белки и стоят, покачиваясь, то ли выпи, то ли цапли.
Послеобеденную сиесту в отеле разбивает сигнал пожарной тревоги, быстро собираемся, со сна надевая вещи шиворот-навыворот, но на ресепшене дают отбой. Какой-то дяденька оправдывается: «А чего? Я открыл дверь, а оно как заорет!» Русских в отеле полно. А персонал – тот, что не русскоязычный – спешно учит язык, а пока смущается, долго подбирает слова и радуется, что можно перейти на инглиш.

В сумерках едем в Холборн, смотреть «инны» – бывшие постоялые дворы для юристов. Выглядит это как декорация к фильму – красивые здания с резной архитектурой в свете газовых фонарей, а по углам – шайки каких-то малоприятных и явно антисоциальных типов, заросших и оборванных. Они провожают нас пристальными взглядами, явно замышляя какие-то пакости, София шепчет: «Пойдем быстрее отсюда», но через пару минут выясняется, что это – массовка для снимаемого тут фильма.

Заскакиваем в театральный район Ковент-Гарден, где театр на мюзик-холле, а по улицам ходят дамы в вечерних платьях. При этом на ярких афишах – мюзикл «Шрэк»! «Блохе? Кафтан? Ха-ха! Кафтан? Блохе? Ха-ха!»
А мы сегодня в другой театр. Потому что клуб «Коко» находится в здании бывшего театра – обитые красным бархатом стены, галереи, ложи с кожаными диванами (на таких в кино сидят негры-гангстеры), галерка, большой балкон, с которого можно смотреть на ночной город. Охранник на входе смотрит в паспорта и говорит: «А, Россия! Прьивьет!» В «Коко» сегодня играет Clark – это такой звуковой террорист-электронщик, мешающий рэйв с ломаными ритмами ай-ди-эм ( интелледжент дэнс мьюзик). Судя по тому, сколько к началу его ночного выступления набивается народу - очень модному и актуальному.

Им (жителям Лондона) хорошо, а у нас три часа разницы между местным и  «личным» временем. В четыре утра по Москве уходим в отель. Спать-спать-спать.


День пятый. Последний – но не последний.
К концу пребывания в Лондоне, наконец, осознаем, насколько удобно перемещаться на местных автобусах: часто ходят, по времени – не дольше, чем на метро, выделенная полоса (а если какие-нибудь умники заезжает на нее, то – ку-ку! – вас снимает камера – получите и распишитесь за штраф), и дешевле, наконец! Мы едем на запад, в Нотинг-хилл, на всемирно известный рынок на Портобелло-роуд. Винтаж, кепки как у бандосов из Гая Ричи, леггинсы с принтами черно-белых комиксов, таблички с надписями вроде «Туалет не работает, идите за ближайший угол» или «Парковаться только на «Бентли». Опять глаза разбегаются, что ты будешь делать!

Поздний обед (ранний ужин) – фиш энд чипс в соховском пабе «Тренер и Кони» (ну, вы помните - по-нашенски, по-питерски - «Газаевпёс»). Очень сытно, очень вкусно, очень вежливо – бармен подходит и интересуется, понравилось или нет. Рядом устроилась компашка из четырех матерых таких мужиков, которые с хохотом и гоготом обсуждают входящие в «гей-френдли» паб напротив через улицу гомо-парочки. Потом – в отель, где еще надо перекладывать вещи в чемоданах, пытаясь влезть в людоедский лимит по багажу у «Ryanair», которым улетаем завтра.

Выводы сделаем позже, а сейчас можно повесить на грудь медаль «За взятие Лондона». Отличное место, дайте два!
Завтра в Дублин. «Экскюзьми, кэн ай бай ту тикетс ту Даблин? – Куда, блин? – Туда, блин!»


День шестой. Ирландский.
Часовой перелет с острова на остров – и вот мы снова в осени. Бай-бай, лето. Путешествие -  бюджетным «Ryanair» с взвешиванием багажа, перекладыванием вещей, напяливанием на себя всего, что только можно (ну и видок у нас), потому что перевес по ручной клади, а потом чемодан не залезает в ринэйровский измеритель багажа, а потом – не вылазит оттуда. Но все компенсирует ирландский пограничник, удивленно листающий наши паспорта: «Что это финны зачеркнули вам все свои прошлые визы?...Что, правда, они так делают?...Я, вообще, никогда не видел финского шенгена».

Отель небольшой и малость потрепанный – как бывает потрепан любимый домашний свитер, в котором можно принимать только близких друзей. А Дублин – он тоже маленький, игрушечный, во всяком случае, туристический центр, и выглядит аттракционом для отъема денег у туристов. Все магазины завалены мерчендайзом с символикой Ирландии, «Джеймесона» и «Гиннеса» (выясняется, что «Гиннес» - это так, для туристов и экспорта, а настоящие ирландские парни пьют эль «Смитвикс»). Ну, все понятно. Из каждого второго паба на Тэмпл Бар играет ирландская музыка, но мы  – правильные ирландские парни. Пьем «Смитвикс» в баре, где местные мужички смотрят английский футбол. Типа, жидкий ужин.


День седьмой. Почти деревенский.

Залечь на дно в Дублине. После шумного Лондона, в котором каждый день - на движняках, столица Ирландии стойко ассоциируется с этой фразой. Как у Портоса в каком-то из продолжений – «день сельских наслаждений».

С утра уезжаем в пригороды, к морю. Неспешная электричка, останавливающаяся у каждого столба, то едет по самому побережью, то ныряет в туннели в горах. Полчаса – и мы в городке Брей. Это такой микс из Солнечного и «Десяти негритят» Говорухина. От Солнечного – берег и волны, накатывающие на пляж. От «Негритят» - горные тропинки и виды с кручи на море. По тропинкам, которые местами становятся весьма приблизительными, карабкаемся вверх. Попадаются знаки, предупреждающие, об опасностях камнепадов. Гора заросла цветущим вереском и ежевикой, которую – хэх! – тут, похоже, никто не собирает. А горы все выше, а горы все круче… Наверху – ураганный ветер и красоты суровой ирландской природы.
Вечером пытаемся разобраться в нехитрых дублинских достопримечательностях, которые все время где-то прячутся. Тут, кстати, тоже зазеркалье. Праворукие машины и двухэтажные (но не красные, а желтые) автобусы.


День восьмой. Ленивый.
 
Даже странно, что не надо никуда спешить. Долго спим, медленно идем, лишний раз доставать фотик влом. Дублин – еще одна провинциальная столица. Полторы сомнительных достопримечательности, скучновато и безжизненно – в том смысле, что коммерция убила атмосферу. Разнообразными сувенирами город завален чуть ли не по крыши невысоких домов, из пабов доносятся зажигательные мелодии, но мы бредем мимо.
Сходим с туристических дорог – и тут уже интереснее. У пошарпанного бара курят крепкие ребятки, вроде тех, воспетых в «Городе воров» и «Отступниках», у церкви (а они в Дублине все одинаковые, увидел одну – увидел все) для вечерней молитвы (или чего у них там) собралась толпа прихожан, навстречу попадаются идущие с митинга люди, в руках плакаты с лозунгами против иммигрантов (их тоже тут хватает, хотя и значительно меньше, чем в Европе), мужичок, явно не в первый раз, кормит лебедей в пруду. Вечером – «Смитвикс», или «Гиннесс», или айриш-кофе в пабе под Лигу Чемпионов. И даже не жалко, что завтра пора уезжать.


Оригинал записи, а также про другие интересные города, можно найти здесь: http://voronychi.blogspot.com/

Tags: Великобритания, Дублин, Лондон, истории, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments