Двойной Турунч.

Жили мы в пригороде Мармариса, Ичмелере. В бухтах этого района никогда не бывает штормов, а потому много марин, причалов, причальчиков и, естественно, морских прогулок.
DSC_0112


Бесконечные острова, высокие скалы пустынных бухт с разноцветной (голубой, зелёной, синей) водой, гроты,

DSC_0059
а в перерыве – Турунч. Ничем не примечательное турецкое село (правда, турецкие сёла отличаются от наших, как Усть-Задрищенск от Москвы, но это – частности).
DSC_0150
Пешая прогулка по нему занимает набережную и пару улиц, но в Турунче (в отличие от Ичмелера) делают свежевыжатый гранатовый сок, и там прекрасное шоколадное мороженое. И ещё в Турунче мы купили реплику украшений, которые делал сам Сулейман Великолепный - не тот «тюркиш каламбашн», который продаётся на каждом турецком углу, а настоящую ручную работу – классные серёжки моей милой, большой поклоннице «Великолепного века». А в общем – делать там нечего, и я не думал, что ещё раз увижу Турунч. Но судьба распорядилась по-своему.
Через пару дней милая с сыном решили съездить в Мармарис, а я, так как не люблю пешком по жаре, взял себе велик (что важно – весь такой крутой, с дисковыми тормозами, независимой подвеской, передачи Simano, и главное – всё это работает и всего за 15 баксов в сутки) и решил скататься в Амос (чего там, всего 15 километров!). И поехал. Проехал богатые окраины Ичмелера, где на балконах трёхэтажных вилл сидят толстые дяди-турки с толстыми сигарами в губастом рту (фотографировать не стал – ислам, всё-таки), и выехал на дорогу, ведущую на перевал. Амос был в 15 километрах, светило 34 градуса солнца, велик катил сам, и всё было прекрасно. Надо сказать, что я уже катался на велике по турецким дорогам – 16 километров от Кемера до Фаселиса были чудесной, совершенно ненапряжной прогулкой, и я мечтал, что и здесь будет также. А красота вокруг - ё.....  
DSC_0229
DSC_0231
Причём, на велике я… не то, что – мастер, но километриков пятьсот за лето просто пролетаю, и не по асфальту, а по вполне конкретным соловецким буеракам. И потому считал себя вполне физически подготовленным к этому небольшому марш-броску. Тем более, что до перевала было всего 5,5 километров. Полная фигня.
Не учёл. Ни фига не учёл – жара вообще плавит мозги. Горы здесь были… а горы всё выше, а горы всё круче, а горы уходят под самые тучи… ай… болит уже… Я это почувствовал, как только впилился в серпантин. Думаю, икры мои отключились через пару километров. Проехав ещё метров 500 на сдохших икрах по дороге, ведущей вверх, как сизифова тропа, с постоянными поворотами на 180 градусов, я умерил свой пыл и остановился подышать. Заодно – и пофотографировать. Если бы велосипедистам Тур-де Франс было приказано не только гоняться, но и фотографировать красоты по пути, они бы прокляли бы Ньепса, Дагерра и Тальбота вместе взятых. Потому что фотографировать после подъёма на велике в крутую гору... да по барабану, что там выйдет – самопроизвольно вздымающаяся грудная клетка не позволяет удерживать объектив на цели. Три остановки, три глотка воды, три фото.
DSC_0232  DSC_0236
Третья фотография – это когда до перевала осталось около пары километров. Всего ничего, учитывая, что дорога стала ещё круче, а я уже километр шёл пешком, толкая классный велик с чудесными передачами и прыжковыми педалями, как раб на галерах.
DSC_0237
Только вперёд. Кстати, девятьсот печатных знаков до этого обозначали три часа реального времени. Ура. Перевал.
А на перевале – источник. Какой-то турецкий дядька давно его сделал. Честь ему и хвала. Холодная вода под гул роя – необъяснимое наслаждение.Потому что на перевале - пасека. Гигантская. Сотни ульев. Там живут турецкие пчёлы, которые добывают сосновый мёд. Я к ним не пошёл – весь перевал так гудит, что сразу вспоминается Винни-пух и мёд.
На фото ряды ульев - за источником. 
DSC_0243
А потом я увидел Турунч сверху.
DSC_0241
А потом знак: «Amos – 10 km». Глубоко внизу колечки серпантина распускались в сторону Турунча, и мои икры дали сигнал мозгу, а мозг сказал: «Да на хрен надо!» Прям так и сказал. Сам. Я с ним согласился, и, запихав в рот все мои немногочисленно-легкомысленные запасы питания, поехал в обратную сторону. И вот тут я понял, что такое удовольствие, от которого адреналин крошится на зубах. Три часа подъёма в эту грёбаную гору превратились всего в… двадцать минут до порога гостиницы. Этот аттракцион я не забуду никогда. Наклон дороги был такой, что руки начали отваливаться через пять минут, так как весь вес приходился на них; турецкие водители грузовиков радостно крутили пальцем у виска, когда я на визжащих тормозах обгонял их большегрузы; а в разгорячённую мою личину бился упругий ветер, остужающий не только поверхность шкуры, но и мысли. И эти холодные мысли подсказывали мне, что так катаются только идиоты, видевшие Турунч дважды. С моря и на велосипеде.
Здорово! Спасибо за любимую Турцию! какая красота!...
а насчет фото турок - вообще не переживайте, они довольно позитивно реагируют. только закрытых женщин не желательно фотографировать, да и то иногда можно и их))