mactyb (mactyb) wrote in ru_travel,
mactyb
mactyb
ru_travel

Categories:

Озеро Тургояк, остров Веры

Озеро Тургояк – это одно из красивейших и чистейших озер Урала, расположенное в горной котловине около города Миасс Челябинской области. Его средняя глубина составляет 19 метров, а максимальная достигает 36,5 метра. Озеро Тургояк славится очень высокой прозрачностью, которая достигает 10-17 метров. Тургоякская вода близка к байкальской. Неспроста Тургояк называют братом Байкала. Дно озера каменистое, покрытое мелкой галькой или большими булыжниками. Берега озера высокие и крутые, впадает в него лишь несколько небольших ручьев. Питается оно главным образом за счет грунтовых вод. Интересно, что уровень воды в озере постоянно колеблется. Перепад уровня воды в различные годы составлял 2,5 метра! Причина колебаний учеными до конца не установлена.

Об озере я узнала не так давно, можно сказать совсем недавно, посмотрев какое-то научно-туристко-познавательное кино по телевизору. Местные жители в фильме рассказывали как хорошо отдыхать здесь летом, как чиста вода и прозрачен воздух под кронами высоких сосен. Посмотрев, я поставила себе галочку и забыла о Тургояке на некоторое время. Пока не пришла пора оказаться на его берегах...

Надо сказать что первым впечатлением когда я вышла на высокий берег было удивление. Я не ожидала. Не ожидала что озеро будет таким большим. Имея в голове уже сложившиеся стереотипы о том месте откуда я - о Сибири, и об Урале, мне казалось что нет и не может быть здесь таких размеров, такого же размаха как на моей малой родине. Но тем приятнее было первое знакомство с Уралом, чем больше разбивалось замшелых стереотипов.




Шел мелкий дождь, временами давая передышку на несколько минут, но не мешая любоваться панорамой озера. Несмотря на низкую облачность, оно не казалось сумрачным. Скорее жемчужно серым, с проблесками перламутра.



Проезжая по берегу озера можно было видеть насколько эти места привлекают отдыхающих. Различные турбазы, выросшие на месте бывших пионерлагерей лепились друг на друга, стараясь вырваться поближе к воде. Куски территории были огорожены заборами, шлагбаумами и разве что только не колючей проволкой. Помпезные названия "Золотые пески" и "Серебряные ключи" заманивали к себе обеспеченого туриста, обещая сервис ол-инклюзив и пять звезд. Мощные новостройки в несколько этажей подавляли своей роскошью нуворишей, словно крича что вход сюда исключительно для "илиты". Было заметно что бизнес у хозяев местных построек идет на ура, а сосновый лес в районе баз отдыха грустно белел множеством свежесрубленных пеньков. Точно такую же картину мне доводилось видеть раньше на Алтае, в поселках Артыбаш и Иогач, что на Телецком озере. Прогресс к сожалению неумолим, а в сочетании с жадностью и ограниченностью новых хозяев жизни он приносит лишь вот такие безрадостные плоды.

А нам впрочем нужно было ехать дальше, вглубь лесов окружающих озеро чтобы подобраться к одной из целей - острову Веры.

Остров Веры сравнительно небольшой, площадь его составляет 6,5 га. Почти половину территории острова занимают археологические памятники, древнейший из которых датируется палеолитом (60-100 тыс. лет назад), а самые поздние (руины старообрядческого скита) — XIX веком. Уникальными являются культовые мегалитические сооружениия каменного века. Существуют старые названия острова — «Пинаев» или «Пинаевский» по фамилии, якобы, пугачевца Пинаева, скрывавшегося здесь в конце XVIII века после разгрома восстания. Название «Остров Веры» местные жители связывают с легендой о некоей княгине Вере, которая, бежав от брака с нелюбимым, основала в 19 в. на острове монашеский скит. Большая часть памятников острова, начиная с древнейших эпох, связана с культовой деятельностью человека. Поэтому возникла иная гипотеза. В русском языке слово «Вера» — не только женское имя. Особое отношение к острову сохраняется в Миассе до сих пор, причем даже у людей, не связанных с определенной религией. Возможно, это отношение было всегда, оно и отразилось в самом названии острова. На острове четко выделяются три зоны, резко различные по климату, растительности и характеру археологических памятников: хорошо прогреваемая солнцем юго-западная часть, где растет, преимущественно, сосна и где располагаются поселенческие памятники; каменистый гребень с культовыми объектами и северо-восточная часть с липой и березой, где, за исключением старообрядческого кладбища, археологические памятники отсутствуют. Контраст между этими зонами столь велик, что отчетливо виден даже на космических снимках. А в некоторые дни, когда дуют господствующие здесь северные и северо-западные ветра, на севере острова невозможно находиться без теплой одежды, в то время как на юге можно купаться и загорать.

Леса окружающие озеро смешанные, хвойно лиственные. Высокое, уходящее ввысь воинство сосен, и раскидистые старые липы. Вперемешку с зарослями рябины, черемухи и березняка. Может быть оттого что я привыкла к сибирской тайге, более суровой и мрачной, или же было что-то эдакое в этих местах, но мне было хорошо гулять в здешнем лесу. Очень светло и легко, а внутренний настрой не получилось пробить ни дождю идущему с расписанием через каждые пятнадцать минут, ни злющим комарам прилетавшим ему на смену.





Одни вопросы и манящие тайны скрывались в этих лесах, на берегу озера Тургояк. Загадочные дольмены Урала, мне казалось они были везде вокруг. Еще не открытые, нераскопанные, не дошедшие до рук археологов. Любой каменный холм мог оказаться сооружением глубокой древности, а их там было во множестве. Холмов в лесу и каменных стен, сложенных то ли руками древних людей, то ли искусством матушки природы. И отпуская на волю фантазию, я закрывала глаза и касаясь рукой шла вдоль этих непонятных, покрытых мхом стен, пытаясь представить тех кто когда-то жил здесь, много тысяч лет назад...

Дорога ведущая к острову. Она была вполне обжита, чернела следами костров, деревянными беседками и прочими следами деятельности человеков. Было заметно что хоть здесь и немало останавливается народу, но есть какой-то надзор, в виде предупреждающих табличек и небольшого количества мусора. Сейчас же там не было никого, только тишина, плеск воды и крики чаек.



Сам остров был островом, несмотря на возникшую надежду и карту 70-х годов где он был показан как полуостров. Надежда рухнула, но появилась новая. Протока между берегами была неширокой и судя по всему неглубокой. А желание попасть на остров затмевало все доводы разума, поэтому было принято решение достичь цели хоть вброд хоть вплавь. Конечно это было опрометчивое решение, не попробовать сначала водичку Тургояка на температуру, иначе бы наверное пришлось долго думать, стоит ли оно того...

Безумному поступку не дал свершиться не иначе как ангел. Молодой мужчина на лодке подплыл к нам с того берега, сурово поздоровался и так же сурово убежал куда-то в лес. Минут через десять он вернулся, молча запрыгнул в лодку и уже собирался отчаливать, когда я не выдержала.

- А вы отвезете нас на остров? - решив быть наглой до конца, спросила его.

- А зачем вам на остров? - ответил какангел.

- Ну как зачем, погулять там, пофотографировать природу, полюбоваться.

Какангел подумал секунд десять, скривился как от зубной боли и сказал:

- Садитесь, отвезу.

Это было всё. Дальнейшие попытки разговора натыкались на кривое лицо и ответы сквозь зубы. Решив не досаждать человеку болтовней, я замолчала и уставилась на текущую воду. Перейти протоку вброд было бы действительно проблематично, и несколько метров все равно пришлось бы плыть. Вода была холодной, плыть не хотелось. Шоркнув лодку о песок, наш спаситель резво выскочил из нее, и не удостоив взглядом и словом своих невольных пассажиров ускакал куда-то в лес. Ну и на том спасибо...

А всяческие интересности и древности стали появляться, стоило лишь пройти несколько метров от границы леса. Дольмены и гроты, в которых как я шутила, жили не иначе как гномики. Настолько были малы эти жилища.



Но сложены домики были на совесть, ведь недаром сумели простоять шесть тысяч лет.



Стены выложены без раствора, просто плиты лежащие друг на друге. Но знали древние стоители не иначе какой-то секрет, иначе бы не сумели дожить до наших дней эти сооружения.

Некоторые плиты поражали своим размером. Кажется эти мегалиты были недоделаны и брошены. Заметно что рядом с ними проводились археологические работы.





Местная флора. Княжик сибирский, или дикий хмель.



"Ужасно интересно, всё то что неизвестно. Ужасно неизвестно, всё то что интересно" - мисс любопытная мартышка.



А вот как свалится на голову плита весом в 17 тонн, так мало не покажется.







Местный молодой человек, зовут Андрей. Сказал что живет здесь, приглашал в гости. Я не стала отказываться ))))



В этой пятизальной камере мы пережидали вновь припустивший дождь. Каменные плиты над головой и хрупкие сосновые подпорки, если честно то было немного ссыкотно. Но любопытство было сильнее страха, ведь это место когда-то было храмом. Сначала храмом неведомых языческих богов, и археологи нашли там следы религиозных обрядов. Потом православные монахи приспособили его под свои нужды, и весь девятнадцатый век жили здесь, молились и построили свой скит. Да и сейчас это место притягивает к себе людей. Тех кто копает и интересуется историей, и тех кто приходит сюда для разговора со всевышним. Я была поражена когда нашла на полу камеры записку в которой неизвестная женщина просила того, что просят в общем то все люди на земле. Счастья, здоровья своим близким, найти своего, именно своего человека... И было что-то такое в этой записке, выстраданое и проникновенное что показалось мне будто заглянуть довелось куда не следовало. Подняв записку с земли, я аккуратно сложила ее в щель между камнями...





Закончился дождь и мы продолжили прогулку дойдя до высокой скалы с крестом. Где-то поблизости от нее были остатки православного скита и кладбище монахов. А крест стоял на вершине. И сколько бы раз его не сбивали и обрушивали орды вандалов, думаю он все равно будет стоять на этом месте. Потому что всегда найдется тот, кто придет и поднимет, и обязательно установит его вновь...



В том что вандалы и варвары здесь не редки мы сумели убедиться за эту недолгую прогулку. С окрестных турбаз собирают туристов и привозят сюда на пароме несколько раз в день. Что приближается паром можно понять издалека, а уж когда эта крищая и визжая пьяная толпа выходит на берег, тут уж мама не горюй. Русский пьяный человек приложит все усилия чтобы оставить именно свой след в многотысячелетней истории этого места. Выломав к примеру камешек побольше, или в очередной раз на слабо снеся крест.



Но побегав недолго между деревьями, пьяные обезьянки всё же убираются обратно на паром, и на острове Веры опять наступает тишина. Только лишь шумят о чем-то старые липы над головой, и плещут о берег волны Тургояка.



Я поняла что не было скорее всего никакой отшельницы Веры, а это место названо так по совершенно другой причине. В честь той веры, что была всегда. И шесть тысяч лет назад, и сейчас. И даже неважно в кого, эта вера или есть в душе или там нет вообще ничего.

Идя обратной дорогой, мы предполагали что брода и холодной воды не миновать. Но молчаливый какангел вновь оказался рядом, погрузил нас на свою лодку и ни слова не говоря доставил на другой берег. Сурово попрощался и отбыл восвояси.

Вот так сложилось путешествие в место силы, на остров Веры.

Tags: Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment