Спиридон Слепцов (sachaja) wrote in ru_travel,
Спиридон Слепцов
sachaja
ru_travel

Categories:

О незабываемом путешествии по Охотоморью (часть 2-я)


Часть 4. Вот ты какой, Большой Шантар! (начало тут http://ru-travel.livejournal.com/25737907.html)

Если в начале плавания при отсутствии тумана можно было насладиться видами прибрежных скал или птицами, то на этом отрезке пути все было иначе. Ничего не видно, кроме горизонта…
Физически плавание не было утомительным, но все же каждому из нас не терпелось высадиться на долгожданный берег Большого Шантара. И вот, наконец, 20 июля, то есть через 5 дней после первого выхода в море, мы достигли южной оконечности острова.

Переночевав, у озера Карпино мы с утра двинулись дальше вдоль острова к северо-восточной его оконечности, и к вечеру, достигнув бухты Панкова, заплыли в протоку, рядом с которой и разбили лагерь.


Место это примечательно не только тем, что здесь можно половить горбушу, красноперку, кунджу и даже микижу.




В этом месте стоит православный крест, установленный по инициативе известного путешественника Федора Конюхова.
Здесь же, в ближайшем будущем, должна быть построена небольшая часовня. Но так как с деловым лесом на острове довольно затруднительно, Федор Филиппович (который, кстати, несколько лет назад принял сан дьякона) был не против того, чтобы наша команда помогла добыть хотя бы часть стройматериалов, разобрав одно из зданий заброшенной еще 90-х годах воинской части, чем мы собственно и занимались в течение 2-х дней.
Это родиола розовая или "золотой корень", аналог женьшеня
Смотрите какой интересный шиповник - видимо из-за "дефицита" потенциальных опылителей цветки растения гораздо больше
Это лучок
Неизгладимые впечатления оставила как ловля горбуши, так и в целом наблюдение за её нерестовым ходом. Толкаясь и торопясь, словно боясь не успеть, подгоняемая безудержной силой инстинктов продолжения рода, горбуша заходила из моря в реки… Повсюду были слышны всплески, видны горбатые спины, головы. Порою 2-3-х килограммовые рыбины полностью выпрыгивали из воды, и на мгновенье, повиснув в воздухе, шлепались обратно и продолжали свой путь вверх по течению.
Общеизвестно, что в этот период она не питается, но тем не менее, горбуша хорошо клевала на крупные яркие колеблющиеся блесны, хотя порою попадалась и на вертушки.  Попав на крючок, лосось резко бросается из стороны в сторону,  делает «свечки» - в общем, ведет себя весьма активно, доставляя спиннингисту только радость.





Еще один день был посвящен морской рыбалке. Несмотря на некоторые сомнения наших гидов по поводу успеха в ловле обитателей морских глубин, наша вылазка не стала пустой затеей. Нашими трофеями стали рогатый бычок, треска, различные виды камбалы, минтай, зубатка и терпуг. Рыбу ловили с лодки, отвесным блеснением в метрах 500 от берега пилькерами, в качестве наживки используя куски рыбы.







В один из теплых солнечный дней, во время отлива поохотились на колючих крабов, часть добыли с помощью подводного ружья, часть – острогой. Полдник получился отменный – сваренные в подсоленной воде крабовые лапки приобрели ярко-красный оттенок и имели неповторимый нежный вкус.




Поймали на реке Оленьей и микижу или как еще её называют радужную форель. За пределами Камчатки, речка Оленья является единственным местом в Азии, где можно встретить дикую форму этой редчайшей рыбы. А вот как она попала туда, до сих пор остается для ученых тайной за семью печатями.
А это Митрич - единственный постоянный житель Большого Шантара. Правда, на острове живут еще  несколько работников метеостанции, но как вы наверное и сами понимаете, люди они такие, что сегодня здесь, а завтра там. Бывший геолог, Митрич  зимой промышляет белку, соболя, а летом не сколько подрабатывает, сколько проводит время с гостями Большого Шантара. Бывал дед в молодости и у меня на родине, в Оймяконе.



Часть 4. На бухте Онгачан
Пришло время прощаться с Большим Шантаром. Вещи собраны, сделано на память групповое фото и вот мы снова вышли в море.

Следующая остановка – бухта Онгачан. Гиды нам рассказали, что в это время года здесь всегда можно встретить китов, численность которых за последние десятилетия благодаря отсутствию китобойного промысла, хоть и медленно, но восстанавливается.
Волн почти не было, попутное течение у пролива Линдгольма добавило скорости, и мы дошли до материка в один переход. Почти приплыв, мы действительно увидели несколько горбатых китов. Правда было уже очень темно, и разглядеть их не получилось. Выбравшись на галечный берег, мы поняли, что дальше идти будет сложнее. Все было завалено буреломом. С трудом, почти на ощупь, перенеся через эту созданную штормами и волнами ограду палатки и другие необходимые вещи, мы завалились спать. Но истинные масштабы этой баррикады мы увидели только на следующий день -  в ширину она была метров 15, ну а в длину более 2 км.









Ветра делают свое дело - некоторые деревья можно издалека спутать с кустами

Немного побродив по окрестностям лагеря, после ужина я отправился на берег фотографировать кормящихся горбатых китов. У самого моря находилась небольшая отвесная скала.

С противоположной стороны она была достаточно полога, и я легко туда взобравшись, поставил штатив, нацепил на свой Nikon длиннофокусный объектив, и, устроившись, начал смотреть в видоискатель.

фото Владимира Чебанова
Киты появлялись то тут, то там, но хороших кадров не получалось. Мне очень хотелось, чтобы какой-нибудь горбач как можно сильнее вынырнул из воды, но этого не случилось. В лучшем случае показывалась спина животного. Просидел около часа. Вдруг краем глаза, сбоку от себя я заметил небольшое движение…
«Наверняка кто-то из наших…», - мелькнула мысль. Но каково же было мое удивление, когда я увидел в метрах 5 от себя медведя! Он совершенно спокойно посмотрел на меня и повернулся боком. Я попытался его запечатлеть на фоне заходящего солнца, но зверь не влезал в кадр. Я лихорадочно начал менять объектив, но трясущиеся от волнения руки мне помешали быстро все это сделать. Медведь не стал ждать меня,  спустился, обошел валун и встал как раз подо мной. Я сделал пару кадров, но бурый стоял ко мне спиной, в тени скалы, поэтому ничего достойного снова не вышло. Уткнувшись в видоискатель, я затих в надежде, что косолапый все же хоть на секунду повернется в мою сторону.
Но этого не произошло. Он медленно, но уверенно пошел в сторону нашего лагеря.  Немного осмелев, я попытался привлечь его внимание свистом. Но во рту пересохло, и вместо свиста я лишь тихо зашипел.. Эх… была не была.. набрав в легкие воздух я  закричал: «Мужики, к вам медведь идет!».  Но зверь даже и не обернулся. До лагеря было метров 100 – все выбежав из палаток, взобрались на ненавистный еще вчера бурелом и начали наблюдать за медведем.
Но бурый не обращал на людей никакого внимания. Он неторопливо обнюхивал берег, и выборочно переворачивая некоторые камушки, что-то оттуда слизывал. Понемногу темнело, а медведь и не собирался уходить. Пару раз он обошел наш лагерь по кругу, понемногу подходя все ближе и ближе к палаткам. Не действовали даже предупредительные выстрелы - он словно их не слышал.
Медведь играл на наших нервах почти всю ночь, но наутро ушел, на память проткнув один из баллонов «Вялого». Но на этом история с косолапыми не закончилась.
Причина резкого исчезновения наглого медведя вскоре прояснилась. Видимо, он не захотел связываться с нашей новой гостьей - крупной медведицей с двумя медвежатами. Во время той самой беспокойной ночи совсем недалеко от лагеря, в русле ручья, она задрала оленя и до самого полудня животные безмятежно трапезничали, лишь время от времени делая небольшие перерывы для того, чтобы просто понежиться на траве. Но вдруг мамка забеспокоились, начала принюхиваться,  а затем еле слышно цыкнула на своих чад, и те послушно отбежав в сторону, спрятались в кустах. Через минуту мы поняли, что в зверином театре появился еще один персонаж…
Нет, это не был вчерашний молодой медведь-нахал. На сцене появился более крупный зверь. Но и для него попытка подойти к мясу закончилась неудачей. Медведица припугнула его своей решительностью, и тот, отойдя от семейства на некоторое расстояние, сделал вид, будто он совершенно не причем, и забрел на праздник как бы случайно. Самка демонстративно уселась между своей добычей и гостем, и начала вылизывать шерсть. Поняв, что так просто не получится отобедать, самец успокоился, но ненадолго. Через часок он снова пытался подойти к оленю, но медведица снова его прогнала. Так продолжалось весь день. К вечеру голод уже заставил самца вести себя наглее - он не убегал так быстро от мамки как в начале, рычал ей в ответ, хотя, в конце концов, все же отступал. К этому времени я устал ждать, когда все закончится и уже собирался уходить, когда очередная «словесная перепалка» резко перешла в драку. Звери, словно борцы, встав на задние лапы, пытались друг друга повалить. Они кусались, били лапами, ревели и от боли, и от злости. Продолжался бой, наверное, с минуту или чуть больше. Победил самец. Как мне показалось, он почти оторвал медведице ухо, и та, медленно и печально побрела к своим испуганным детенышам. В общем, зрелище, поверьте, незабываемое...








На следующий день за нами прилетел вертолет. Было радостно и грустно одновременно. Мы расселись по местам, и десятитонная машина легко взмыв в воздух, понесла нас домой.
С высоты птичьего полета я мысленно попрощался с этим дивным и суровым краем, и по старой доброй примете скинул вниз медную монетку…
Эпилог.
Позднее я узнал некоторые интересные факты по топонимике Охотоморья. Охотское море названо в честь впадающей туда реки Охота (от эвенского окат - «река»). Море ранее называлось Ламским (от эвенского лам - «море»), а также Камчатским морем. Гидроним Онгачан также имеет тунгусо-маньчжурские корни и вероятней всего происходит от слова «онго» - залив («-чан» уменьшительный суффикс). В некоторых источниках есть ошибочная версия, что название «Шантары» - якобы нивхское слово, означающее «остров», но есть и другая версия, которая утверждает, что оно произошло от якутского «сандаар», то есть светлый или святой. По понятным причинам этот вариант мне больше импонирует, да и больше подходит по тому состоянию, в котором все мы без исключения находились в тот момент. Такой энергетики, такого наслаждения от окружающего мира мало где встретишь, разве что на родине. Край очень похож на Восточную Якутию, хотя, собственно, ничего тут удивительного нет, ведь и расположена она совсем недалеко от неё. Там такая же растительность, такие же горы, такой же воздух, все близкое и родное. На каждом шагу чувствуется, что это нехоженые, дикие, и еще не испорченные присутствием человека-потребителя просторы…
Приехали мы все оттуда отдохнувшие и одухотворенные, но даже спустя месяц после приезда у всех как у одного, был один и тот же симптом – необъяснимая тоска по Охотоморью… Тем не менее, жизнь продолжается – позднее мы побывали и в других не менее интересных местах, но об этом в следующий раз…
P.S. Мне бы хотелось выразить от лица всей нашей команды глубокую признательность организатору нашей поездки, известному фотографу и путешественнику Игорю Ольховскому и нашим гидам - Владимиру Чебанову и Антону Сорокину, а от себя лично, своим друзьям из «Русской рыбалки», без которых эта поездка не состоялась бы.
Tags: Россия, фото
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments