Евгений Лавров (love_rov) wrote in ru_travel,
Евгений Лавров
love_rov
ru_travel

Categories:

Нордкап без Нордкапа, или Миссия невыполнима

В Хоннингсвог мы вошли около 6 утра. Хоннингсвог является главным городом норвежского острова Магерёя, на котором расположен знаменитый мыс Нордкап.


…Согласно шифровке, полученной из Центра, в Хоннингсвоге Штирлиц должен был остановиться в отеле Nordkapp Vandrerhjem. Штирлиц не привык обсуждать или оспаривать задания Центра, и на то у него были веские причины. Когда в последний раз на приказ Центра раздобыть фотографии секретных объектов Штирлиц ответил радиограммой «А может, лучше я схожу по девочкам сегодня?», а Центр на месяц заблокировал ему кредитную карту и отключил мобильный, Штирлиц сильно расстроился.
От парома до отеля – два километра. Штирлиц подумывал взять где-нибудь машину, такси или автобус, но, во-первых, их по близости не было, а во-вторых, Штирлиц боялся, что ему сядут «на хвост» люди Мюллера. Поэтому он пошел пешком. Тогда он еще не знал, что это были только первые 2 километра из 23, которые ему предстоит пройти сегодня.
В какой-то момент Штирлиц понял, что не может найти свой отель. Пришлось спрашивать местного жителя. Местный житель по-русски ответил «Не знаю», что насторожило Штирлица. «Как-то слишком быстро они меня раскусили», - подумал он.
Наконец, показалось искомое четырехэтажное здание. Но перед тем, как заходить туда, Штирлиц посмотрел на четвертое окно на третьем этаже. Свет средь бела дня в нем не горел, значит, явка пока не провалена.


А когда на пароль рецепционисту «У меня забронирована тут комната» он получил верный отзыв «Хорошо, сейчас посмотрю», Штирлиц окончательно расслабился.
По дороге в свой номер, Штирлиц увидел на правой стене фотографию, подписанную «Kirkeporten». «Ага, Центр направляет меня в Kirkeporten», - подумал Штирлиц.
- Значит нам туда дорога, - запел он, забрал на ресепшн многостраничный рекламный буклет и покинул отель.
Информация к размышлению.
Киркепортен – природный мост, или арка в окрестностях деревни Skarsvag, расположенной на северо-востоке острова Магерёя и являющейся самой северной рыболовецкой деревней в мире. Добраться из Хоннингсовга до нее можно на автобусе №335, расписание http://www.boreal.no/ruter/335-honningsvaag-skarsvaag-gjesvaer-article128-219.html

Штирлиц вышел к заправке Shell, купил там сэндвич и бутылку воды и начал ждать автобус. Он задерживался минут на 15. «Нет, это не наша Германия», - подумал Штирлиц. Но все же автобус пришел. «Нет, это не наша Россия», - подумал Штирлиц. Заплатив 66 крон за проезд, Штирлиц принялся внимательно следить за дорогой.


Вначале по дороге посетили деревню Gjesvaer, известную своими «птичьим сафари». Но Штирлицу сегодня не до птичек.


Наконец, Штирлиц покинул автобус в Скарсвоге. Бегло осмотрев деревушку, он направился на холм над ней.




Взойдя на холм, Штирлиц увидел перед собой залив Баренцева моря.


А слева виднелся он, Kirkeporten.










Штирлиц задумался. Центр не мог его послать сюда просто так. Здесь должен быть какой-то ключ. «Где же он?», - ломал голову Штирлиц. Когда перед ним стояла задача, и он не знал, как ее решить, Штирлиц садился и начинал читать хорошую книгу. Но, на этот раз, в его рюкзаке был только трехтомник Ф.Ницше, а Штирлиц не любил Ницше. Бывало, Штирлиц подходил к блондинке в баре, с которой хотел познакомиться, и говорил ей:
- Полным идиотизмом было заявлять, что истина как соответствие идеи действительности более не может считаться онтологическим основанием мира, а становится лишь частной ценностью.
И спустя 20 секунд и Штирлиц, и блондинка уже лежали на полу, корчась в конвульсиях от смеха.
…Вдруг Штирлица осенило. Он посмотрел на тень от Kirkeporten и заметил камень, на котором сидело 15 чаек.


«Пятнадцать», - подумал Штирлиц. «Что же это может значить? Пятнашки? Пятнадцатилетний капитан? Пятнадцать человек на сундук мертвеца?... О, боже, какой же я кретин!», - с последней мыслью Штирлиц достал «подрезанный» в отеле буклет и открыл его на 15-й странице. Здесь говорилось о том, что самой северной точкой Европы является мыс Knivskjelodden. «А ларчик то просто открывался!», - усмехнулся над собою Штирлиц. Теперь его путь лежал на юго-запад, вдоль побережья залива.




Вскоре Штирлиц увидел рыболовные снасти.


«Что-то тут не чисто», - подумал он. И действительно, вокруг валялось много разного мусора.


Дальше путь Штирлица перегородила маленькая извилистая горная речка. Пришлось немного козликом попрыгать через нее.


После этого Штирлиц еще раз окинул взглядом залив и повернул западнее, в сторону холмов. Здесь ему пришлось обойти несколько небольших озер.




Наконец, перед Штирлицем встал выбор, - пойти налево, где болото, или направо, где гора. Такой непростой выбор уже был в жизни Штирлица. Он вспомнил, как в детстве стоял перед киоском с мороженым и выбирал, какое купить, - сливочное или шоколадное. Сливочное было белоснежным, оно «играло» и переливалось на солнце, сочетая в себе холодную суровость и первозданную нежность. Увидев его, Рафаэль и Да Винчи, пожалуй, в один голос бы заявили «Это лучший оттенок белого, что мы видели в своей жизни». Но Штирлиц тогда выбрал шоколадное, потому что его горка над вафельным стаканчиком была повыше.
… «Пойду-ка я повыше, в горку», - решил Штирлиц.


Попетляв еще около часа среди болот, озер, речек и холмов, преодолев несколько спусков и подъемов, Штирлиц наконец оказался на горе, с которой открывался вид на автомобильную дорогу.






«Надоело мне это бездорожье, пойду по дороге», - подумал Штирлиц и спустился вниз. Тут мимо проезжал рейсовый автобус на Нордкап.
- До поворота на Knivskjelodden не подбросите?, - спросил Штирлиц пожилую водительницу.
- Валяй, залазь.
Уже на подъезде к точке назначения Штирлиц подумал, что если водительницу начнут пытать люди Мюллера, она сдаст его с потрохами. «Запоминается последнее», - вспомнил Штирлиц.
- Я вообще-то сегодня собираюсь в Нордкап, - сказал Штирлиц, покидая автобус. Теперь, когда люди Мюллера спросят ее про Штирлица, она ответит, что он собирался в Нордкап, и пустит, таким образом, гестаповских ищеек по ложному следу.
На парковке возле начала трека на Кнившелодден стояло 5 машин. «Значит, меня уже опередило, как минимум, 5 человек», - подумал Штирлиц. «Ну, ничего страшного, они не знают главного», - успокаивал он себя.
До мыса – 9 километров по пересеченной местности. Первая половина пути далась относительно легко, правда пару раз Штирлиц промочил ноги, пробираясь по снегу и болотам. Куда идти, он понимал либо по кучкам камней, заботливо сложенных кем-то, либо по красным буквам Т на камнях. Вначале Штирлиц шел на запад, а когда заметил «тройной остров» впереди, повернул на север.












Все чаще и чаще на своем пути Штирлиц встречал мрамор. «Что это может значить?», - Штирлиц попытался построить ассоциативный ряд. «Мрамор, - значит, Мраморное море. Мраморное море, - значит, Турция. Турция, - значит, Турецкие авиалинии. Турецкие авиалинии, - значит, хорошее питание. Пожалуй, я просто хочу есть!». В голове среднестатистического человека такая цепочка выстраивалась бы очень долго, но дедуктивный метод Штирлица позволил ему «расколоть орех» за считанные секунды.


Обойдя очередное озеро, Штирлиц увидел оленей, лежащих меня на снегу. «Мюллер держит меня за оленя», - подумал Штирлиц. «Ничего, посмотрим, кто останется с рогами последним!»








Дальше был спуск в долину с очень извилистой речкой. «Сколько веревочка не вейся, а концу быть», - успокаивал себя Штирлиц.




Но до конца еще оставалось приличное расстояние. Предстояло пройти по каменной поверхности берега залива, периодически спускаясь в расщелины. И, - наконец вот он, долгожданный маяк мыса Кнившелодден! Дорога в одну сторону отняла у Штирлица больше 3 часов.






Штирлиц опустился на землю и начал смотреть на волны, омывающие камни, на чаек, на находящийся на полтора километра южнее мыс Нордкап, облюбованный массовым туристом. Но ровно через 20 минут Штирлиц встанет и пойдет назад. Это была привычка, выработанная годами.














Когда Штирлиц отправился в обратный путь, над местностью спустился весьма густой туман. Ноги Штирлица молили о пощаде, а потом и вовсе он перестал их чувствовать. Запасы воды истекли. «Плохо работать офисной крысой у Шелленберга», - подумал Штирлиц. «Надо будет попросить начальство перевести меня к Мюллеру, у его людей хоть физических нагрузок побольше, - то погони, то пытки». За этими мыслями под не собирающимся садиться в ближайшие полтора месяца солнцем Штирлиц доковылял до парковки.




Автобус из Нордкапа, на который Штирлиц еле успел, отвез его «домой», в Хоннингсвог, за 180 крон. Здесь связной сообщил Штирлицу, что за выполнение операции «Полный абсурд» Штирлицу присвоено звание Героя Советского Союза.
Штирлиц плюхнулся на кровать в своем отеле. Завтра ему предстоят новые операции, а сегодня он имеет право напрочь отрубиться.
…Удивленный читатель спросит, «А как же Нордкап?» Ответ прост, - Штирлицу не поступало указаний из Центра насчет Нордкапа. А Штирлиц не привык действовать без указки из Центра, и на то у него были веские причины…
Tags: Норвегия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments