Спиридон Слепцов (sachaja) wrote in ru_travel,
Спиридон Слепцов
sachaja
ru_travel

Categories:

Очередная экспедиция «Русской рыбалки» - за тайменем на Маю!

    О чем в первую очередь спрашивает рыбак, собираясь ловить рыбу, с которой раньше не сталкивался? Правильно! На что? Вот так и мы, еще за месяц-полтора до встречи в Хабаровске начали пытать наших гидов о том, какими снастями запастись, чтобы испытать свою удачу в поисках короля сибирских рек - тайменя.

   Антон (наш гид по Охотоморью) порекомендовал взять с собой средне-тяжелые и тяжелые «палки», а также посоветовал запастись воблерами, хотя и не исключал возможность того, что нынче последние могут быть не очень эффективными. «В прошлом году  мы в основном ловили на них. Но год на год не приходится»  - философски заметил он.
   А собрались мы в этот раз на речку Мая, левый приток Уды (прошу не путать с другой такой одноименной рекой, правым притоком Алдана).

       Идея сплавиться по горной реке в поисках тайменя пришла нам еще в прошлом году во время Шантарской поездки. Изначально  вариантов было два: либо река Уда, где есть большой шанс выловить настоящий трофей, либо Мая, где «дефицит» гигантов с лихвой компенсируют красивейшие пейзажи. Выбрали последнее.
   Мы на автобусе доехали до Бриакана и загрузилась в вертолет, который взял курс на северо-запад. До места высадки – почти 400 км, прямо у границы с Амурской областью.

     Пролетая над бескрайней сибирской тайгой, мы насчитали почти с десяток очагов возгорания, причиной которых, скорее всего, были многочисленные сухие грозы. Это потом, через месяц, объявят в Хабаровском крае чрезвычайную ситуацию. Ну а пока небо было относительно ясным.



   После выгрузки принимающая сторона занялась сбором лодок, мы же, разбив палатки и переодевшись, разбрелись по окрестностям лагеря – кто за рыбой, кто на фотоохоту.





Это песик одного из организаторов поездки Игоря Ольховского - наша "защита" от хозяина тайги:)


    На следующее утро наша команда отправилась вниз по течению. Было три лодки,  две из которых «рыбацкие» и  одна  «хозяйственная» (с нашими вещами и продуктами). Погода была комфортной, хоть и  временами моросило. Температура воздуха была около +18…+20С, так что от жары никто не изнывал.






     В первые два-три дня рыба почти не клевала – были, правда, ленки, но они не шли в счет, хотя стоить признать, что их резкие и жадные поклевки доставляют не меньшее удовольствие, чем борьба с тайменем. Особенно если пользуешься лайтовым спиннингом.





Вода камень точит...
       А вот  первый таймень взял у меня! Прямо на струе, там, где не должно было клевать, особенно на вертушку. Правда, он оказался и самым маленьким за всю поездку, не более 3 кг. Тем не менее, уже можно было сказать, что программа минимум выполнена. В дальнейшем поклевки становились все чаще, рыба крупнее и даже сопротивляться стала более активно. Скорей всего последний факт был связан с тем, что как раз в это время она только начинала отходить от нереста.


    Ежедневный распорядок дня был примерно следующим: после завтрака мы быстро собирали лагерь и начинали сплав, в обязательном порядке делая остановки у перспективных мест, коими можно было считать  омутки у отвесных скал, а также участки у перекатов. Но особенно радовались плёсам.
       Опытным путем установили, что наиболее уловистыми в таких местах были тяжелые 45-ти граммовые колебалки белого или медного цветов.  Главное, попасть в полуметре от противоположного берега, сплавить «ложку» по течению и,  дав ей затонуть, сделать равномерную проводку у самого дна. Однако, желание провести колебалку понизу часто заканчивалось плачевно – «ложка» намертво могла застрять между валунами или в расщелинах скал. За период сплава, таким образом, было утеряно не один десяток «DAMов». Особенно обидно было, когда пропадала «уловистая» блесна. Поэтому, если выпадала редкая возможность достать её обратно, шанса мы не упускали.

     В конце концов, когда запасы «ложек»  подошли к концу, мои товарищи перешли на блесны «Kastmaster», вертушки, не без успеха половили на тонущие воблеры и суспендеры.

   С другими лодками держали связь по рации. Мы сообщали  друг другу все новости – сколько чего поймано, какого размера, на какую приманку и так далее.
     Уже на второй день как-то незаметно мы превратили нашу рыбалку в небольшое соревнование между лодками. И, как часто бывает у рыбаков, узнав, что размеры или количество пойманных «конкурентами» рыб превосходит показатели в нашей лодке, мы сразу же называли цифры больше. И только вечером, усевшись вокруг таежного костра и попивая чаек, рассказывали друг другу правду. Причем, как правило, выяснялось, что и та лодка не меньше нас страдала гиперболизмом. Но все подобные шутки хороши тем, что не только вызывают всеобщий хохот, но и еще сильнее заводят на рыбалке, многократно усиливая спортивный интерес.
     Хотя рекордных тайменей мы не встретили, наши речные снасти никогда столько раз не напрягались, как на этой рыбалке. Поклевку тайменя даже слышно издалека – фрикцион начинал визжать, и счастливчик, стиснув от напряжения зубы, стараясь не дать слабину, работая попеременно то удилищем, то катушкой, ускоренно начинал подматывать шнур . Если таймень небольшой, то проблем особых с вытаскиванием рыбы не было, а экземпляры покрупнее давали прикурить - интуитивно чувствуя приближение суши, они снова рвались от рыбака прочь, и подмотку приходилось начинать заново.  А иногда это даже происходило несколько раз.
      Все же остальные в этот момент, побросав свои снасти, сбегались вокруг. И не только, чтобы поглядеть, как рьяно бьется на конце шнура этот хищник или дать дружеский совет при вываживании, но и помочь потом  его реанимировать и аккуратно выпустить обратно в водоем. Ведь с этим красавцем поступать нужно именно так.


     Если быть до конца откровенным, то скажу, что из более чем 50-ти выловленных нами тайменей был умерщвлен только один экземпляр по причине слишком глубокого заглатывания крючка. Естественно, что рыба не пропала даром – его мы употребили в пищу, в основном в виде сашими.
В обеденный перерыв нас нагоняла лодка с провизией.

     Такого разнообразия блюд во время подобных путешествий я не видел, да и честно говоря, не ожидал – кроме привычных для таежника супов и ленковой ухи, на столе всегда были блинчики, пирожки, оладушки, салаты из овощей и морепродуктов. И все очень вкусно!
        Причем готовили все это для нас не профессиональные повара, а самые обычные хабаровские парни, решившие составить нам компанию.
       Хотя тут немного соврал, один из двух Сергеев, как позже я узнал, оказывается, известный хабаровский тренер по кудо, обладатель черного пояса. Но последний факт нисколько не объясняет то, как успевали они в сжатые сроки и без видимой суеты наготовить столько кулинарных изысков. Нашим якутским туроператорам есть, у кого учиться. Но что-то я отвлекся…


   На седьмой день сплава мы впервые встретили других людей – троих эвенков, охотников из небольшого села Удское. На самодельной лодке с мотором в 15 л.с. они шли вверх по течению ремонтировать свое зимовье.
     Таёжники сделали на нашей базе небольшую остановку, и мы пообщались. Не обошлось, конечно, и без расспросов с нашей стороны о наиболее крупных выловленных ими тайменях. Они сразу объяснили, что спиннингом не балуются и тайменя ловят сетями зимой в ямах. И что немного ниже по течению, несколько лет назад, почти у слияния Маи с Удой им в сети как-то  попался гигант, которого так и не смогли вытащить на льдину.
       Заинтересовались охотники и «Блэйзером» нашего товарища. Самый пожилой из них придирчиво осмотрел ружье со всех сторон и похвалил.
   Рассказали о жизни в селе. О том, что кроме небольшого количества русских там проживают эвенки, эвены и даже якуты, но родным языком владеют только старики (позднее узнал, что до 1880 года Удское было окружным городом Удского округа Якутской области).
    Занимаются в основном промыслом и оленеводством. На мой вопрос, сколько у тебя оленей, один из них ответил, что имеет 20 голов. В общем, печально…
     Из рассказов местных у меня  сложилось впечатление, что жители этого поселка никому не нужны и существуют сами по себе, пытаясь заглушить проблемы алкоголем или суицидами.

       Излив нам душу, поздно вечером они уехали, а мне же все-таки захотелось испытать ночную рыбалку «на мыша», которую планировал уже почти с самого прибытия на Маю.  На такую приманку я ни разу еще не ловил и, для интереса, одну «мышь» приобрел за неделю до поездки в одном из наших охотничьих магазинов, другую сделал сам, из обрезков норковой шкурки. Плёс у лагеря с точки зрения рыбалки был неидеален – с довольно сильным течением. Тем не менее, немного поснимав на длинной выдержке зарево тревожно разрастающегося недалеко в горах лесного пожара, я  направился к реке.
       И без того темные ночи усиливала тень от скал с противоположного берега и сильная облачность. Почти наугад,  за пару часов,  я безуспешно обкидал  весь  плес. Затем вспомнил про заимствованного у Антона еще вечером плавающего воблера Arbogast Jitterbug, предназначенного для ловли широкоротого окуня.
     Решил попробовать на него. Особой надежды  уже не испытывал, хотелось спать, но на втором или третьем забросе бульканье «американца» прервал звук, напоминающий оплеуху. Машинальная подсечка и …. пусто. Оказалось, что необходимо было выдержать паузу. В общем, век живи, век учись… Уже светало, и я пошел спать – завтра последний день сплава.

      До Уды оставалось километров двадцать, не более. На этот момент самый крупный выловленный таймень весил около 15 кг.  За восемь дней сплава все уже сполна наловились, и больше просто общались между собой или наслаждались местными красотами.

    Один только Макс, наш самый опытный спиннингист, громко комментируя «игру» своих самодельных блесен, с неугасаемым азартом, прямо на ходу, обкидывал все «перспективные места». Даже когда попадался небольшой ленок, он радовался, как ребенок, и с криками: «Есть! Есть!» - вытаскивал трепыхающуюся добычу на борт.
  Вдруг очередной его возглас дополнился взволнованной фразой: «Там что-то большое!». И, действительно, его удилище изогнулось в дугу, плетня со свистом  вылетала из шпули, причем было видно, что рыба уходила не в сторону от нас, а как торпеда шла под лодку. Не раздумывая, мы быстро причалили к берегу. Щурясь от солнца, раскрасневшийся Макс выскочил на галечный берег, и уже в более комфортных условиях, не без помощи одного из наших гидов, минут через десять выволок рыбину, которая и побила наш общекомандный рекорд – 18 кг! Не выдающийся результат, но очень приятно. Особенно, когда это происходит в последний день сплава.


     Через час мы уже были на месте встречи с вертолетом. Вечером мы отмылись в походной баньке, собрали вещи, а наутро, в назначенное время, за нами прилетел вертак… И мы улетели, прихватив с собой на память по паре камешков с удивительно красивой речки Мая и самое главное, море впечатлений, которые сохраним на долгие-долгие годы.




   P.S. В очередной, и, надеюсь, не в последний раз, я искренне благодарю наших гидов хабаровчан Володю Чебанова, Антона Сорокина и Игоря Ольховского за прекрасно проведенное время, а также своих товарищей из «Русской рыбалки», без которых эта поездка была бы невозможна.
Tags: Россия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments