Сергей (ser_giornale) wrote in ru_travel,
Сергей
ser_giornale
ru_travel

Category:

Мой Париж

В этом посте вновь не будет множества фотографий и исторических сведений о Париже. Все это можно без труда найти в сети. В этом посте - ощущения и впечатления от прогулок по столице Франции.

В Париж мы прибываем из Штутгарта на скоростном, буквально летящем, поезде. Еще находясь внутри него, можно заметить очевидную разницу между немцами и французами: внешний вид. Немцы одеваются практично и удобно. Вообще, наверное все, что делают немцы, - это практично и удобно. Французы одеваются элегантно. По крайней мере те, что едут с нами. Через проход от нас сидит молодой человек в идеально сидящем сером костюме, начищенных туфлях и с кожаным портфелем в руках. И только одна деталь – повязанный на шее бирюзовый шарфик – однозначно указывает на национальность его обладателя.
Первым, кого мы встречаем на вокзале, оказывается темнокожий полицейский. Прибыв из Германии и забыв «переключить» язык, мы на автомате по-немецки спрашиваем: Sprechen Sie Englisch? Полицейский делает огромные глаза и в ужасе шарахается от нас. Первое знакомство состоялось. Здравствуй, Париж!


Поначалу Париж настораживает. Толпы людей в метро, скопление машин на улицах, бегущий и вечно спешащий город – все это так напоминает Москву. Но равно как мы приглядываемся к Парижу, так и он присматривается к нам. Чтобы затем, постепенно и не спеша, открыться во всей красе. И к концу отпуска мы уже прекрасно понимаем людей, утверждающих, что в Париж никогда не приезжают только один раз.

Достопримечательности.
Как в Риме Колизей, так главное место для меня в Париже – это Нотр-Дам де Пари. Легендарный и знаменитый Собор Парижской Богоматери. После прочтения романа Виктора Гюго устоять перед соблазном лично посмотреть на духовное сердце Парижа практически невозможно.
Побывав внутри собора, мы выходим и становимся в хвост длинной очереди – это желающие подняться на колоннаду и лицезреть там колокол Квазимодо и гаргулей. Атмосферу той эпохи. Прямую связь времен. Пока мы вместе с остальными находимся в ожидании и предвкушении, всех нас развлекает французский актер: он надевает маску старика и неожиданно подкрадывается к людям, вызывая тем самым их искреннюю реакцию и заставляя толпу хохотать. Спустя какое-то время он со шляпой в руке пробегает вдоль нашей очереди. Его многократное «Мерси боку!» утопает в звоне наполняющих шляпу монет. Это – атмосфера Парижа.


Эйфелева Башня. На пути к ней перед нами появляется темнокожий торговец сувенирами, предлагая купить у него пяток маленьких башенок. Узнав, что мы из России, он почему-то начинает восклицать: «Mafia, mafia!», широко при этом улыбаясь.
С Эйфелевой башни открывается замечательный вид на Париж и это нельзя не признать. По поводу же ее архитектурной и культурной значимости всегда велись споры. Кому-то башня нравилась, кто-то, напротив, ее не любил. Ги де Мопассан относился ко второй категории, что не мешало ему частенько здесь обедать. На вопрос «Почему?» он иронично отвечал, что «это единственное место в Париже, откуда ее не видно». На мой взгляд, сегодняшний Париж представить без Эйфелевой башни практически невозможно.

Лувр. Венера Милосская, Ника Самофракийская и, конечно же, легендарная «Мона Лиза». В нашем путеводителе его авторы ставили Лувр на второе место, отдавая первое музею Орсе. Каждый выбирает для себя, но упустить возможность увидеть «Джоконду» нам показалось непозволительным. Первое, что бросается в глаза, заходя в зал с «Моной Лизой», это, как ни странно, не картина великого Леонардо, а огромное количество людей, находящихся перед ней. «Джоконда» находится за пуленепробиваемым стеклом, и ближе, чем на несколько метров, к ней подойти нельзя. Все это не останавливает вездесущих китайцев, вытягивающих вверх руки и щелкающих затворами фотоаппаратов.
Кто-то писал, что у Джоконды ресницы выглядят настолько натурально, что никому еще не удавалось изобразить их достоверней. Вполне вероятно, что это так. Но помимо шедевра живописи «Мона Лиза» – это еще и загадка. Это тайна. А тайны всегда притягивали и будут притягивать к себе внимание. Еще говорят, что на «Мону Лизу» нельзя смотреть долго – она может свести с ума. Парадоксально, но, видимо, сила искусства такова, что даже пуленепробиваемое стекло не спасает от загадочного взгляда Джоконды.

Триумфальная арка и Дом инвалидов. Их связывает одно имя – Наполеон. Первая была построена по его приказу, во втором находится его гробница. Оба памятника грандиозны и вполне соответствуют статусу Бонапарта. На внутренней стороне Триумфальной арки перечислены имена 558 военачальников наполеоновской эпохи и названия 128 выигранных сражений. Это было великое время для Франции. Это было знаковое время в истории. Символично, что под сводами Арки находится вечный огонь и Могила Неизвестного солдата, павшего во время Первой Мировой войны. Триумфы и поражения неотделимы друг от друга.

Диснейленд.



Я бы назвал это одним из ярчайших впечатлений в Париже. Диснейленд – это тот случай, когда подобно Фаусту хочется сказать: «Остановись, мгновенье! Ты прекрасно!» В одной из книг о Гарри Поттере у Гермионы был маховик времени, который позволял ей оказываться в прошлом. Применительно к Диснейленду этот маховик можно использовать бесконечное множество раз. Это не парк аттракционов, нет. Это другой мир. Это все то, во что верилось и о чем мечталось в детстве. Это какая-то иная реальность, ворота в другую вселенную. Нет, пожалуй, таких эпитетов, которыми можно было бы полностью описать Диснейленд. Это торжество. Торжество красок, торжество праздника, торжество героев. Великолепие и красота.

Кухня. Говоря о Париже, совершенно не получается избежать гастрономических деталей. Как только ты пытаешься отогнать их в сторону, они тут же возвращаются и упрямо стоят перед глазами. Значит, так тому и быть.
Девять тридцать утра. Мы выходим из гостиницы, переходим дорогу и оказываемся в уже знакомом кафе. Хозяин узнает нас и приветствует: «Бонжур!» Отвечая ему тем же, мы подходим, вернее, подбегаем к стеклянному прилавку, за которым скрываются они – свежевыпеченные круассаны и эклеры. Процесс выбора настолько сладок, что нет сил. Наконец, совладав с собой, мы заказываем выпечку и кофе. Через минуту, сидя за столиком, наступает полная гармония с миром: завтрак, Париж, круассан, кофе, вид на парижскую улочку. Все компоненты счастья складываются в умиротворяющую мозаику.
Четыре часа дня. Нагулявшись, мы заходим в понравившееся кафе. Официант услужливо приносит меню. Я открываю его, и у меня разбегаются глаза. Я знаю, что обязательно возьму луковый суп, но при выборе салата я впадаю в ступор. Дыня и мясо, рыба и виноград, фуа-гра и груша. Как они это все сочетают – загадка, не уступающая тайне «Моны Лизы». Нам приносят по бокалу вина, мы чокаемся. Здравствуй, гастрономический Париж!
Десять вечера. На улицах уже темно, и мы заходим в кафе поужинать. Официант вежливо здоровается: «Good evening!» Мы улыбаемся. Нет, мы же в Париже, - «Бонсуар!» и никак иначе!
За соседним столиком сидит американская пара. Они смотрят на нас, мы на них. Улыбаемся друг другу, завязывается беседа, делимся впечатлениями. Они в восторге от Парижа, говорят, что хотят приехать снова, хотя еще никуда не уезжали. Вот она, магия. Мы спрашиваем официанта, есть ли у них устрицы (это слово безумно страшно пишется по-французски, и я боюсь его произносить), и улитки. Он отвечает, что все есть. Облегченно выдохнув, мы потираем ладони: «Неси, дорогой! Неси поскорей!»

В Париже было еще много всего: современный район Дефанс, прогулки по Сене на катере, невероятно вкусное мороженое и прекрасная панакота. Описать все в одном посте – это попытка объять необъятное.
Мой Париж получился увлекательным, погружающим в себя и постепенно раскрывающимся. В него совершенно определенно хочется вернуться вновь, тем более нет гарантии, что в следующий раз он не раскроется по-новому.
Tags: Париж, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments