Муйнак



Муйнак

Есть два варианта попасть из Казахстана в Узбекистан.
Самый простой и очевидный способ – это пограничный переход в Шымкенте. Почти весь туристический поток идет именно через него. К сожалению Шымкент находится рядом с Ташкентом, а я хотел проехать Узбекистан насквозь и посмотреть не только Бухару, Самарканд и Хиву, но и посетить печально известный город Муйнак.
Поэтому логичнее всего было въезжать в Узбекистан с западной стороны – через пустыню.

Из казахского Атырау два раза в неделю ходит поезд до Ташкента, но найти про него информацию оказалось непросто.
Редкие заметки и отчеты, найденные в сети, пугали погранцами, вымогающими взятки, а два гастарбайтера, что клали мне плитку в квартире, говорили, что лучше выбрать другой способ передвижения, потомучто народу в поезде будет тьма.
Перспектива ехать целый день в тесноте меня не радовала, поэтому за полтора месяца до поездки я купил билет в купе.

Поезд был узбекский, потрепанный, но в рабочем состоянии. В купе не оказалось толп левых людей и все было цивилизованно.
Основной контингент – узбеки-гастарбайтеры, работающие в Казахстане. Я ехал с семейной парой, которая как раз возвращалась с заработков. Проводник, когда обходил вагон, два раза заглянул в наше купе, удивившись тому, что на поезде едет турист. Больше иностранцев я не видел.

Едем.
За окном – пустыня, растянувшаяся на многие километры.






В далеке виднеется дорога.


Примерно в полночь приезжаем в Бейнеу – проходим казахскую таможню. Собрали паспорта и без особых проблем поставили печати.
Где-то через 2 часа доезжаем до узбекского погранпоста. Вот тут было веселее.
Узбеки основательно порылись в моем рюкзаке, заставив вытащить почти все вещи. Один из пограничников взял контейнер с лекарствами и начал усиленно что-то там искать. Другой потребовал мой телефон и начал в нем рыться, неумело просматривая фотографии и видео.
В Узбекистан запрещено ввозить порнографию и некоторые пограничники любят на этом ловить туристов. Я про этот аспект прохождения границы знал, поэтому ничего обсценного на телефон не загрузил, но можно запросто нарваться на штраф – были такие случаи. Тут все зависит от того, к какому пограничнику попадешь: на выезде из страны мне попался адекватный человек и проблем не было.

После прохождения границы мне вдруг пришла в голову идея как обломать пограничников, мечтающих покопаться у вас на компьютере или смартфоне. Просто ставьте пароль на вход и говорите, что забыли его и теперь, мол, едете в Ташкент в сервис-центр, чтобы восстановить доступ. И ничегошеньки они не смогут сделать.
Жалко, что я раньше до этого не додумался…

Также при въезде выдают анкету, где надо указать точную сумму наличных денег. Причем, указывать надо все до последней копейки, иначе на выезде могут придраться и вымогать взятку. Технику с серийными номерами записывать не надо.

В общем и целом, никаких поборов на границе не было и печать мне в паспорт поставили.

На утро по поезду начинают ходить валютчики и предлагать обменять деньги. В Узбекистане в основном ходят купюры по 1000 сум (5000 ввели совсем недавно). При этом курс 1 рубль = 81 сум. Получается, что поменял всего тысячу рублей и ходишь с карманами, раздутыми от пачек денег.


Наконец приезжаем в Кунград.
Плачу 10 000 сумов за такси и приезжаю в Муйнак:




Когда-то это был оживленный портовый город и сюда даже ездили отдыхать и купаться. В 60-х годах началось строительство мелиоративных каналов для орошения хлопчатника и Аральское море начало мелеть. Теперь Муйнак можно назвать портовым городом лишь условно...
Море высохло, но нет худа без добра – на дне нашли залежи высококачественного газа.

Кладбище кораблей находится позади гостиницы Ойбек.


Памятник, установленный на бывшем берегу моря


Динамика исчезновения моря.




Раньше здесь было море.


Только ленивый не написал про “корабли пустыни”.
































Примерно за сто долларов можно доехать до Аральского моря, которое отступило от берегов аж на 100 км, но смысла я в этом не вижу.

Погуляв пару часов по Муйнаку я решил, что ночевать здесь смысла нет и лучше сразу ехать в Хиву. Застопив машину, еду на автобусную остановку – на другой конец города. Там как раз подъехал автобус, идущий до Нукуса (он ходит два раза в день). Едем часа 4.


В Нукусе выясняется, что общественный транспорт в Хиву сегодня уже не ходит и надо ждать завтрашнего дня. Ночевать в Нукусе никакого желания нет, поэтому решаю, что сегодня надо обязательно доехать до Хивы. Еду на автовокзал, а там как раз стоит единственное такси на Ургенч и ждет еще одного пассажира.

Узбекские водители – самые безбашенные лихачи в СНГ. Мы ехали ночью, с плохой видимостью, по раздолбанным узбекским дорогам – со скоростью 140 км/ч. При этом наш водитель врубил в салоне фильм и всю дорогу говорил по телефону, либо грыз семечки. Незабываемые ощущения. Похожая ситуация повторится при поездке через пустыню Кызылкум.

Прибыв в Ургенч поздно ночью, поторговался с местной таксомафией и наконец поехал в Хиву. По дороге вычитал в Lonely Planet название самого дешевого гестхауса и заночевал там.