Haydamak (haydamak) wrote in ru_travel,
Haydamak
haydamak
ru_travel

Category:

Тау. Однажды во Вьетнаме. 18+

PB020363

18+ / 18+ / 18+ / 18+ / 18+ / 18+ / 18+ / 18+ / 18+ / 18+ / 18+ / 18+ / 18+



Мда, не тот нынче Сайгон
(с) Б.Гребенщиков

Это вам не хухры-мухры
(с) Джордж Харрисон

Что делают все нормальные люди, приезжая в новое место?
Я первым делом навожу справки, какие в округе есть места для плотских утех.

В англоязычном инете бытует СексВикипедия, там большая статья про вьетнамский град Сайгон, он же Хошимин, куда занесла меня once upon a time блудливая судьба. Зачитался и очаровался.

Проституция во Вьетнаме запрещена, ибо кругом победивший социализм, поэтому кварталов красных фонарей как таковых нет. Однако есть места различных сборищ.

Что меня огорчает в проституции, а еще в сфере разной концертной деятельности – они все ассоциируются с ночью. А я жаворонок. Рано ложусь, рано встает встаю. Самое активное время у меня приходится совсем не на ночь.
Из-за этого, кстати, некогда перестал профессионально вращаться в среде организации разных концертных мероприятий, из-за ночного графика – ибо ровно в то время, когда все должно начинаться, меня наоборот начинает рубить в сон.

Интересно, что в моем опыте была всего лишь одна девушка, которая, как и я, страстнее всего желала близости утром. Восхитительно было – проснешься рядом с ней, когда солнце озаряет восходным розовым заревом, проведешь ласково от лопаток до копчика, а она сразу вспыхивает. «От звуков флейты теряю голову» - так это кокетливо называла.

Вот и досадно, что в тот час, когда у меня самая охота воспользоваться прелестями продажной любви, в местах ее продажи тихий час.
Плюс еще, массированным грешным расстрелом шрапнелью, проституция чаще всего жмется к алкоголю, наркотикам, клубной тусне. Оттого хочешь приключений – попутно изволь отправить галлон алкоголя в нутро, а я не пью, отстыковался из формата клубных посиделок, и сразу же оказываюсь тем самым из процесса исключенным.

Не, я посмотрел, конечно, из любопытства на культовый Сайгонский клуб «Апокалипсис сегодня», имени Фрэнсиса Форда Копполы, но, как говорил другой классик, взятый в эпиграф, «не тот нынче Сайгон», и культовые пивные, где американские солдаты щупали мягоньких вьетнамских девок, превратились в дорогущие, моднявые клубешники с сладенькими коктейлями для вьетнамской золотой молодежи.

Впрочем, не сошелся на них всех свет клином. По Азии широко популярны массажные салоны, и вовсе не только оттого, что там действительно делают поистине классный массаж, со знанием дела, а оттого, что практически все массажные салоны, сконцентрированные в кварталах определенной разгульной славы, предполагают помимо массажа услуги по дальнейшему «хэппи энду».

Начал узнавать где таких салонов можно найти, выяснилось, что в пяти минутах ходьбы от того места, где я остановился. Причем забронировал я жилье совершенно наугад – вот что значит заточен на такие вещи, и нюх как у собаки, и глаз как у орла.

Днем там тоже особого оживления не заметно, плюс тупо не видно вывесок, оттого кажется, что ничего на тему грехопадения там и нет. Но вечером вывески отчетливо видны, плюс везде стоят зазывные девушки, предлагающие своим вьетнамским мяукающим говором «вэри гут масас», порой не дающие проходу.

Вьетнамки, на мой субъективный вкус, не самые прекрасные девушки в Азии, чемпионство, все-таки, за монголками и кореянками, но все равно, сами по себе хороши.

Странно лишь то, что вьетнамками называют помимо женщин еще и тапки. Впрочем с чешками – та же беда. С болгарками и того хуже.

В общем – надо брать. На массаж сходить стоит. Даже если вдруг обломается продолжение – час массажа как такового есть удовольствие несомненное.

Чаще всего на улице зазывалой стоит та барышня, с которой потом и познакомишься поближе. Этому еще опыт Таиланда научил.
Поэтому имеет смысл прогуляться как надменный бюргер, привередливо выбирая самую манящую.

Увидел девку - плоскомордая, пухленькое такое вьетнамское лицо, глаза-щелки, в черном коротком платье. Азиатская фигура - маленькая, миниатюрная. Ниже меня на голову, но все при ней – упругая смуглая кожа, грудь словно из плотной резины, животик аппетитно чуть нависает, ляжечки. Очаровательная, характерная, фирменная азиатская легкая кривоногость.

Сам салон внутри двора, вход из переулка, случайно не забредешь. Обувь на пороге снимается, женщина помогает это сделать, как истинному падишаху.
Вьетнамские жилища узкие и длинные, вверх поднимаешься по узким винтовым лестницам.

Девку звали Тау.
Шла впереди. Пока поднимались по лестнице - а ноги у них маленькие, оттого ступеньки короткие, в половину моей ступни, смотрел ей под юбку - увидел вкусно переступающие мясистенькие ляжки и край темно-сиреневых трусов.

Комната, маленькая душевая, две койки, со специальными дырками, чтобы в них лицом во время массажа уткнувшись лежать.
Зашли, немного помогла мне раздеться.

Она – сама воплощенная азиатская непосредственность – потрогала меня за член, и давай смеяться - беззлобно-беззлобно – об том, что член маленький.

Мужские половые члены, как известно, бывают двух боевых систем – хвастуны и выскочки.
Хвастуны зимой и летом одним цветом в эрегированном и неэрегированном состоянии практически одного размера. Удобная система, для того, чтобы ходить в мужскую баню, выпендриваться и становиться объектом восхищенных взоров. А также для того, чтобы эффектно расхаживать в плавках по пляжу (или по нудистскому без плавок).
А выскочки в неэрегированном состоянии невелики, но в эрегированном увеличиваются втрое, а то и вчетверо.
Я из вторых.

На наших широтах девка за подобные замечания вообще-то сразу же отхватила бы по морде, а у них, хорошо, что я об этом знаю, подобная незатейливая непосредственность в порядке вещей.
Но некоторая озлобленность жетоном упала – «ну погоди, чертовка… Придет расплата - не жалуйся».

Я сполоснулся.
- Ложись – она говорит, а сама пошла в душевую, дверь лишь наполовину закрыла.
Не знала, что я не лег, и в зеркало напротив на нее смотрю - приспустила трусы, пописала, с прелестной животной непосредственностью сполоснулась, да трусы обратно натянула. Трусы сзади темно-сиреневые, однотонные, а спереди в полосах, разных оттенков. Мило и вкусно обтягивают щедрые, плодородные бедра.

Я лег, начала меня массажировать. То спину, то ноги, то руки, то шею, то поясницу. Лежу, балдею. То мнет руками, то локтями, то взобралась на меня коленками и скользит по мне всем весом.
Уселась мне на задницу. Сама в платье черном, как и была, своей жопой чувствую ее жопу, обтянутую трусами – обволакивающую, женскую, теплую. Моя жопа сама собой под ней начала восторженно елозить.

Она в какой-то момент, тоже так с веселой азиатской непосредственностью, шлепнула меня по жопе и ржет. Иногда что-то спрашивает. Вьетнамский говор прикольный, звонкий и мяукающий. Половину слов с таким акцентом не понимаю, но льются как музыка.

Промяла.
– Переворачивайся – говорит.
Перевернулся.
Черноволосая как смоль, волны прямые, ниспадающие. Такие, которые в косу не заплетешь - заплетешь их, чуть не удержишь, отпустишь, а они тут же – вжик! - и обратно сами расплетутся. Достаточно длинные, чуть ниже лопаток, в хвост. Конский такой классический хвост - толстые, блестящие, сильные, здоровые волосы.

Я визуал. Я совсем не чураюсь прикосновений, но главное возбуждение у меня все равно от зрелища (оттого самый простой способ меня «сдуть» - выключить свет. Еще одна моя нелюбовь к ночи, как к времени для соитий).
А я повернулся, увидел сочную вьетнамскую девку, совсем рядом, перед которой лежу как на блюде, так сразу же буфер визуальной информацией заполнился, у меня достаточно быстро и встал - из мелкого до боевого, 15 см в длину, 5 в обхвате.

Может быть она не была знакома с «выскочками», оттого у нее глаза на лоб пошли от удивления.
У меня была минута восторженного злорадства.
"Видала наших?!", "Маленький?! Что, красотка, ответишь за базар?!"
Она сказала что-то очень глупое, но искренное - кажется "Вау!"

Я ей говорю - сними платье.
Она колеблется.
У них во Вьетнаме, поскольку в социализме секса нет, с этим во первых строго, теоритически возможна облава или контрольная закупка, плюс там у салона есть хозяйка, и она либо не хочет прямых ассоциаций с гнездом разврата, либо действует на все неучтенные хэппи энды общак, в который Тау просто не хочет скидываться.
Плюс там слышимость та еще, и характерные звуки сразу попадут в подозрение.

Колеблется, потом со своей этой азиатской непосредственностью, только уже без шуток, даже чуть жалобно, мяукающе - "ты хочешь меня трахнуть?"
Я ей гордо и спокойно - ага, хочу.
Она стоит, колеблется, показывает мне знаками, что тише - разговоры и все звуки слышно.
Сама поверхностно, нерешительно кладет мне руку на член, делает несколько неуверенных движений. Я прижимаю ее руку.

Кушетка достаточно высокая, как кухонный стол, даже чуть выше. Она стоит слева. Чтобы не зависала в этой нерешительности, сперва кладу ей левую руку на задницу, на платье.
Делаю ей комплимент, сказал что она красивая, что, собственно, чистая правда. говорить которую легко и приятно, она по бабьи тупо так обрадовалась - "ой, что, правда?!"
Положил ей руку на задницу под платье, на трусы. Глажу. Она замерла, явно боится возможных последствий, но, чувствую под рукой, что жопа тоже та еще игрунья.

Чуть приподнял платье. Передо мной красивые, смуглые, гладкие бедра, обтянутые трусами.
Трусы еще такие, какие я обожаю - обыденные, не вычурные, на каждый день.
Гладкий живот, как у воспетой Песнью Суламифи, любовницы царя Соломона. «Круглый как чаша девичий живот».
Потом запустил руку в трусы. Сперва чуть помассировал анус - там такой, возбуждающий небольшой узелок.
Потом добрался ниже и уткнулся в мокрое.

У проституток разных часто чувствуется, что они на работе - может кричать, стонать, извиваться, но я же знаю, как девка дрожит и течет когда ей действительно хочется, и тогда, когда притворяется.
А этой, чувствую, именно хочется. Я от этого всегда вспыхивал.

Задрал платье еще выше. Пупок красивый. И такое, даже не подростковое, девочковое движение - в стороны раз-раз. Это когда маленькие девочки стоят, выпятив живот и воображульничают. Когда девочек накрывает первая сексуальность, а они еще пока не понимают, что с ней делать.

Снимать платье совсем она не хочет - на случай если вдруг зайдут, чтобы можно было, прячась за занавеской быстро одернуть, но расстегнула так, что поднял до черного лифчика.

Лифчик черный, чуть кружевной по краям, но тоже не вычурный.
Вытащил из лифчика одну грудь. С азиатками это сложнее делать - груди более упругие, пружинящие, возвращаются в исходное положение, не растекаются.
Азиатские соски - словно из твердой, плотной резины. Если по ним ниспадает легкая ткань, то на секунду, как на крючке задержится.
Кружки для азиатки достаточно большие. Посередине крупный кратер. Лифчик расстегнула, ласкал грудь губами, потеряв чувство времени. Кратер на сосках такой, что язык почти с легким стуком внутрь проваливается.

Точкой невозврата, чтобы не убежала, одним движением спустил по хозяйски с нее трусы, до колен.
Писька волосатая! Контрольный выстрел в голову моего фетишизма.
Волосы черные, гладкие и примятые. Азиаткам волосы легче приминать, они ровнее.
И задница такая, свободная, не отягощенная комплексами и самоистязаниями в угоду мертвых журнальных стандартов, чуть откляченная, подростковая. И тоже упругая.

Сеанс визуального восторга, съел ее глазами. Стоит сочная вьетнамская девка Тау, полчаса назад с которой я даже знаком не был, лифчик расстегнут, трусы спущены на колени. Медленно меня надрачивает.
Я встал. Договорились о цене (800 рублей на наши деньги вышло).

Полез за презервативами, а она очень так почти обреченно и покорно встала - стоя, чуть отклячив зад, как четвероногое животное. И трусы на коленях, как и были, спущены.

Раздвинул ей ягодицы. Полминуты визуального восторга посмотреть на анус с небольшим узелком. Мурашками возбуждение от ее покорности.

Вошел сзади. Получилось легко - внутри влажная, кожа упругая и по ней как по маслу скользнуло.
Потом положил ее на койку. Высота удобная, как на кухонном или офисном столе, когда можно входить не подгибая колени.

Раздвинула ноги. Промежность в примятых волосах. Платье съехало, скрыв грудь, задрал его снова, выпустил сиськи в ночное. Упругие, не растекаются, торчат нагло ввысь как два резиновых холмика.

Вставил ей. От души так вставил, злорадно. С оттягом за "маленький член".
"Ну маленький так маленький. Хотела маленький? Получи и не жалуйся"
Она охнула и поморщилась. А кричать не может, чтобы не запалили.

Я еще раз с оттягом долбанул, от души. Она снова не сдержалась, охнула, поморщилась, как-то беспомощно раскинула руки и закусила губу, чтобы не кричать.
Я ее подтянул к себе, как на кухонном столе. Она хлюпает так, что, наверное, на первом этаже хозяйке слышно.

Азиатки вообще изначально меньше внутри, и я ее заполняю полностью. Даже в презервативе чувствую, несмотря на скраденные латексом ощущения, как долблю, другого слова не могу подобрать, в стенку, как тараном, больше нет внутри ее свободного пространства.
Полный и всесокрушающий torment.

Еще специально взял ее за колени и вывернул ноги так, чтобы было максимальное давление, побольнее.
Она охает, закусила губу, закрыла глаза и обреченно постанывает. Бедра гибкие – йоги явно не чурались, легко развел так, что оба колена на кушетке лежат, под прямым углом к телу.
Трусы она вначале хотела снять, а я на одной ноге оставил. Висят на ляжке, как сданный в осаде городской флаг.

Чувствую свою пятисекундную готовность (удобно быть долгострелом, не бывает такого явления как неконтролируемое семяизвержение), вынул член, снял презерватив и залил ей живот. Она еще раз охнула, с облегчением, покорно дождалась, пока я вылил всё, стряхнул. Живот заблестел, пупок утоплен.
Отдохнули минуту, она сходила в душ, потом я сходил. Расплатился с ней.

А еще оставалось немного времени - говорит, ложись чтоль, массаж-то прервали, давай уж домассажирую.
Лег на спину, массаж лица и шеи.
Некоторое время молчала, а потом как начала смеяться, чуть-чуть истерично, но в целом с той же азиатской непосредственностью. Из половины ее мяукающих слов, разобрал только что-то из серии -"был маленький, а потом вдруг - оооп, и большой! Вот же чудеса на свете бывают!"

Закончили, время вышло, в час уложились. Спустился вниз, расплатился с хозяйкой за массаж.
Тау склонилась, надела на меня сандалии. Пока сидела на корточках - еще раз с нежностью посмотрел на ее темно-сиреневые трусы.

Вышел на бурную, галдящую азиатскую улицу, наполненную жареными запахами и гудением мотоциклов.
Оглянулся – Тау уже не было.
PB020369

В который раз соприкоснулся со странным, волнующим ощущением хрупкости человека и экзистенциального одиночества – больше мы никогда не встретимся.



Секс-туризм. Где в мире делают ЭТО
Хорошие мальчики попадают в рай. Плохие - на Патонг
Если бы в Беларуси была легализована проституция

Tags: Вьетнам, ночная жизнь, фото
Subscribe

  • Пакистан. Карачи. Часть 2

    Во второй день я отправился в самостоятельный поход по городу. Чтобы не отсвечивать, взял вместо зеркалки специально купленную для таких случаев…

  • Пакистан. Карачи. Часть 1

    Когда мне предложили поехать на неделю в командировку в Карачи, Пакистан, я сразу же согласился и не прогадал, опыт получился очень интересным.…

  • Только не рассказывайте маме, что я в Пакистане :)

    Ну вот мы и вернулись из Пакистана. Ездило нас 7 человек в двухнедельный тур — самостоятельно в эту страну я бы ехать не решился. Народ…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments