Луанг Прабанг, первый день в Лаосе.

Моё путешествие по юго-восточной Азии началось в Лаосе. Начальной точкой был избран город Луанг Прабанг – древняя столица Лаоса, ныне самый посещаемый иностранными туристами город страны. Перед поездкой я боялся тропических тараканов и малярийных комаров. В Луанг Прабанге не было ни первого, ни второго, зато было много монахов, туристов, сувениров и пейзажей, как из детективов про колониальный мир.


На борту самолёта из Бангкока все пассажиры были пристёгнуты, никто не стоял в проходе, не вёз мешки с продовольствием, не курил и не шумел – никакой экзотики. В маленьком современном «аэробусе» летели исключительно европейские туристы. После долгой красивой посадки на закате над рекой Меконг самолёт коснулся бетонной лётной полосы и остановился перед аккуратным новеньким зданием аэропорта Луанг Прабанга. Аэропорт был такой маленький, что в посадочном талоне вместе названия города было пустое место. В Нюрнберге, где я регистрировался на рейс, не знали, как называется город с таким маленьким аэропортом!

Мой путеводитель писал, будто в Лаосе запрещено фотографировать «режимные объекты», сюда относятся аэропорты (вокзалов и метро в Лаосе нет). Я с опаской выглянул сквозь иллюминатор самолёта, но не увидел на лётном поле ни одного военного. Стюардесса «Бангкокских авиалиний» открыла дверь и выпустила пассажиров на лётное поле. Пешком мы дошли до терминала. Пластиковые окна, окна из мерзкого синего стекла – всё выглядело слишком правильно и хорошо для одной из беднейших стран мира. Военных нигде не было видно.

На лётном поле я впервые вдохнул в себя южноазийский тропический воздух. Меня предупреждали, что в апреле в Индокитае будет трудно дышать. Неспроста апрель – самый малопосещаемый месяц в году. В июне начинается сезон дождей, а в конце апреля влажность воздуха доходит почти до 100%, но дождь не падает, из-за чего очень тяжело дышать. Тело в течение пары минут покрывается испариной. Через некоторое время перестаёшь вытирать лоб от пота – кожа будет непрестанно влажной аж до тех пор, пока я не покину Индокитай спустя две недели после приезда в Луанг Прабанг. Сейчас, когда я пишу этот репортаж в ноябре, завернувшись в плед с чашкой чая, weather.com показывает в Луанг Прабанге стабильные +31. Бр-р-р!

Внутри терминала работал кондиционер. Чистый мраморный пол блестел так, что можно было заглядывать женщинам под юбки! Пассажиры выстроились в две очереди: одна для получения визы, вторая – для тех, у кого уже есть виза. Граждане многих стран мира, в том числе и Украины, могут получить въездную визу в аэропорту по прибытию. Пограничник был вежлив, но немногословен. Представитель властей Лаоса доставал мне ниже плеча, зато тумбочка, за которой он прятался, была выше его самого. Вдоль очереди прогуливался другой страж порядка. Аэропорт и президентский дворец – два единственных места, где в Лаосе можно увидеть военных. Вообще, в Лаосе очень мало полиции. На улицах её вообще не видно. Однажды я сфотографировал полицейского. Позже выяснилось, что это был дружинник. Первый полицейский автомобиль в юго-восточной Азии я увидел спустя неделю во Вьетнаме. В Лаосе можно было фотографировать везде!

Луанг Прабанг – самый посещаемый город Лаоса, и большинство туристов начинают знакомство с Лаосом именно отсюда. Перед аэровокзалом толпились тук-туки и такси. Я прыгнул в какой-то микроавтобус, где уже сидели трое ребят из Европы. Водитель развёз всех нас по гостиницам. Для каждой гостиницы он останавливался на перекрёстке и спрашивал у прохожих, куда ехать. Названий улиц в Лаосе нет, ориентирование производится на основе достопримечательностей и ярких характеристик дома. Например, синий дом в сторону реки от храма «ват парават» приведёт вас к цели гораздо быстрее, чем напечатанное в путеводителе «Сихом Роуд 35». Незабываемую историю про Сихом Роуд расскажу, когда буду писать репортаж про Вьентьян.

Как только минибус отъехал от аэропорта метров триста, асфальтированная дорога закончилась и началась стандартная раздолбанная пыльная дорога. Водитель объезжал ямы, потом мы не переехали мост над рекой и оказались в центральной части города.

Старая часть Луанг Прабанга лежит на мысе, образованном впадением реки Нам Хан в Меконг. На ограниченной площади расположены десятки древних монастырей, ступ. Ступой называют священное для буддистов место. Во всём Лаосе много храмов, но в Луанг Прабанге плотность ступ на квадратный километр максимальная!

Все монастыри очень похожи друг на друга. Возможно, это как-то связано с буддизмом. Архитектура в Азии, как правило, очень однообразна. Три типа ступ, описанных в моём путеводителе, так слабо отличались друг от друга, что неопытный турист вообще не смог бы отличить их друг от друга. В отличие от европейского архитектурного наследия, в Азии не было разделения на ренессанс, барокко и модерн. Внешне в архитектуре буддистских монастырей сложно заметить развитие. В этом они скорее похожи на православные церкви, строящиеся в 21-м веке по одному и тому же неписанному канону, что и четыреста лет тому назад.

Монастыри настолько похожи между собой, что я с трудом смог отсортировать фотографии по месторасположению. Каждый монастырь сконцентрирован вокруг главного храма и окружён невысокой стеной.

Храм прямоугольной формы венчает треугольная крыша, которая покоится на колоннах.

Внутри храма стоит позолоченная (или просто покрытая золотой краской) статуя Будды. У ног Будды часто стоят Будды поменьше. Храмы расписаны яркими красками, часто сочетанием золотой и красной красок, потому что красный – счастливый цвет, согласно буддистским верованиям. Вообще, религиозная символика и оформление церквей в Азии очень пёстрое, с ярко выраженной тенденцией к позолоте.



На территории монастыря расставлены остроконечные конусообразные сооружения из камня. Обычно они фигурно украшены, часто они тоже окрашены в золотой цвет.


Самое приятное впечатление от храмов оставили монахи. В Лаосе это, как правило, молодые парни. Некоторые из них учат иностранные языки – французский, английский, японский, и с ними можно завязать беседу. Монахи настроены очень позитивно и дружелюбно.


В самом центре Луанг Прабанга возвышается гора Phu Si. Вход на гору платный, потому что путь на вершину проходит через скальный монастырь Wat Thammothayalan. В одном из маленьким храмов хранится отпечаток стопы Будды – оттиск в камне диаметром в полтора метра. Ещё здесь есть пещера, внутри которой можно молиться Будде, а также множество позолоченных статуй будд, выставленных в самых разных весёлых позах. Будда вторничный, к примеру, вообще лежит на диване!

На самой вершине Phu Si находится ещё один остроконечный буддистский храм, проржавевшая пушка времён войны во Вьетнаме и небольшая обзорная площадка.

Ландшафт вокруг Луанг Прабанга совпадал полностью с моими представлениями о городе среди джунглей. Карстовые горы формируют ландшафт. Горизонт устлан маленькими домиками с покатыми крышами среди зарослей пальм. С запада город выходит к реке Меконг, по реке плавают вытянутые лодки. Напоминает кинохронику времён войны во Вьетнаме.

Кстати, Лаос тоже пострадал во время войны во Вьетнаме. Часть боеприпасов для коммунистических партизан поставлялась в южный Вьетнам через лаосские джунгли, и американское военное командование приняло решение бомбить территорию Лаоса. В некоторых, особенно северных, регионах страны люди прятались от бомбёжек в пещерах и иногда даже жили в них годами. Преступная история, которая до сих пор умалчивается на западе.

Ещё на вершине горы я наблюдал интересный лаосский обычай. На лестнице бабушка продавала птичек в клетке. Клетки были собраны из какого-то прочного экзотичного стебля. Настолько прочного, что зажатые между прутьями птички быстро теряли силы, пытаясь вырваться из узкого пространства клетки, ещё и в тропический полдень. Взрослые и дети покупали птичек, подходили к обрыву и открывали дно клетки. Согласно поверью, птичка должна была вылететь на свободу, но вместо этого часто из клетки вываливался мёртвый трупик и катился в кусты. Мальчик, сидевший рядом с бабушкой-торговкой, вскакивал и бежал вниз в кусты, откуда через минуту приносил брошенную птичку и снова заталкивал тельце в клетку.

На фотографиях видно, что над городом всё время висела плотная дымка. Смесь жары и очень высокой влажности приводит к тому, что с самого раннего утра влажный воздух поднимается наверх. но так как сезон дождей ещё не наступил, влага не выпадает на землю и продолжает висеть в воздухе, оседая на кожу неприятным липким слоем.

В прошлом, население Луанг Прабанга состояло почти исключительно из монахов. Облачённые в оранжевую одежду, монахи вели своё буддистский образ жизни. Буддизм запрещает монахам владеть мирскими благами, поэтому выживание монахов зависит от подаяний прихожан. Каждое утро монахи проходят медленным шествием по улицам Луанг Прабанга и собирают рис, который жители города передают им из рук в руки на рассвете. Туристы охотно участвуют в древней церемонии. Путеводитель просит не превращать религиозную церемонию в «фото с обезьянкой» и отказаться туристов от фотографирования.

Центр Луанг Прабанга условно разделён на квадраты. Каждый квадрат включает в себя несколько улиц вокруг одного монастыря. Местные люди ориентируются по названиям монастырей. Удивительно, но среди этого хаоса работает почта! Моя открытка дошла до адресата в Украине спустя всего три недели!

В прошлом Луанг Прабанг был столицей лаосского королевства до 17 века. На протяжении веков за город сражались тайцы, кхмеры, французы. В средние века в Луанг Прабанге находилась столица королевства Миллиона Слонов – государства в Индокитае, по площади во многом совпадающем с современным Лаосом. До последнего дня существования монархии королевская резиденция находилась в Луанг Прабанге, и город назывался королевской столицей Лаоса. История Лаосского королевства закончилась с победой коммунистов в Лаосе в 1975 году.

С древних времён Луанг Прабанг был духовным центром региона. Здесь находились десятки монастырей, и монашеский уклад во многом определял жизнь города. Важность этих многочисленных старинных монастырей побудило ЮНЕСКО взять всю центральную часть города под защиту. С тех пор, как Луанг Прабанг вошёл в престижный список мирового культурного наследия, город сильно изменился. Многие древние монастыри подверглись реконструкции, улицы были заасфальтированы, вдоль главных дорог появились тротуары – совершенно несвойственная архитектурная форма для Лаоса. Вдоль выложенных плиткой тротуаров установили фонари под старину и фигурные оградки. На перекрёстках нарисовали зебру. Одним словом, Луанг Прабанг всячески отевроремонтировали.

В то же время в городе появилась прогулочная набережная над Меконгом и открылось много ресторанов, ориентированных на европейцев. Здесь можно поужинать с видом на Меконг. Главное – не высовываться через ограду. Вся гора, как, впрочем, и весь Лаос, завалены мусором. Мусор – это настоящий бич Лаоса.

Путеводитель называет Луанг Прабанг кулинарной столицей страны. Мне трудно судить, но рестораны на набережной Меконга – первое и единственное место, где мне удалось нормально покушать за всю неделю в Лаосе. Для туристов меню ресторана соответственно адаптировали. За высокую по тамошним меркам цену в ресторане подавали не только хрящи, но и мясо, пусть его было и немного.

Найти мясо в Лаосе очень трудно. Страна бедная, большинство людей недоедает. За всё время в Лаосе я видел лишь двух толстяков: одного мелкого мафиози на белом «ленд крузеере» с золотой цепью на полгруди, и его водителя. Люди питаются, в основном, рисом и супом из варёной курицы, так называемым «сикен нудлс» (от англ. «чикен нудлс» - куриный суп с лапшой). Только в отличие от забегаловки на мюнхенском вокзале, в лаосский «сикен нудлс» не кладут мяса в европейском понимании этого слова. Повар отрезает от варёного цыплёнка острым ножом полоску через всю тушу. Что попало в эту полоску, то и окажется в тарелке. Мне вечно попадались кости, хрящи, иногда была шкура. В один вечер ближе к концу пребывания в Лаосе мы едва нашли место, чтобы поужинать. У нас не было времени для выбора другой харчевни, а в этой забегаловке не было мяса. Кости со шкурой я выловил из тарелки с кипятком и скормил мяукавшему под столом коту. Еда в Лаосе – больная тема. На протяжении недели меня спасали немецкие «сникерсы» из чрезвычайных запасов. Поездка в Лаос рекомендуется для похудения. Я сбросил две дырочки на ремне, а я и без того худой человек.

В ресторане в Луанг Прабанге со мной произошла забавная история. Для начала, хозяин послал сына принимать наш заказ. Ребёнок лет семи, разумеется, не говорил по-английски. Он нас не понимал, махал головой, а потом испугался и убежал к папе. Позже хозяин принял у нас заказ. Мне принесли холодный и обветренный рис. Когда я пожаловался, что рис несвежий, хозяин взял липкий шарик риса из моей тарелки руками, помял его в ладони и сказал, мол, рису полчаса. Он удивился, что я отказался кушать рис из его рук, и через пять минут принёс мне тёплый шарик другого риса. Хотя я подозреваю, что он попросту разогрел тот рис, что унёс в ладошке.

Французская политическая система в Лаосе опиралась на власть, существовавшую до их прихода. Некоторые богатые лаосские семьи играли важную роль в политике колонии. С тех пор в центре Луанг Прабанга сохранилось здания в колониальном стиле. Некоторые из этих зданий являются настоящими образцами времён Французской империи, но большинство были построены недавно из бетона в стиле «под старину», на потребу туризма. В таких домах размещаются отели.

Жилые дома простых лао построены по одному и тому же принципу во всем Лаосе. Городские дома узкие, вытянутые вглубь участка, всегда в несколько этажей. на первом этаже, на уровне земли, расположен источник дохода семьи: мастерская, магазин, харчевня. Первый этаж не имеет дверей и открыт настежь. Если в доме нет мастерской, тогда первый этаж используется в качестве общественной гостиной (телевизор, диван, ковёр). Такая комната тоже не имеет дверей. В Лаосе вообще не принято закрывать двери. Один раз, в какой-то деревне в джунглях центрального Лаоса я увидел пальмовую хижину, где раздвижная плетёная дверь была закрыта на амбарный замок. В Лаосе не слышали сказку про ниф-нифа!


В Лаосе очень необычный образ жизни. У лао нет чёткого разделения на частную и общественную сферы, как принято в Европе. Люди живут огромными семьями, часто по месту работы. Так, например, семья вахтёра живёт в помещение горсовета, в холле здания смотрит телевизор, лёжа на раскладушке, а где-то в конце коридора слышно шипения сковородки-вок. По коридору между телевизором и кухней шаркают шлёпанцами члены многочисленной семьи.

Лао помешаны на золоте. Все храмы и вся религиозная утварь покрыта позолотой, или, в крайнем случае, покрашена жёлтой красокй. Но и в жилой аритектуре пользуется почётом пшонка-стиль: комбинация из золотой гипсовой лепнины на бетонном фасаде. Бывшие колониальные рабы стремятся к архитектуре своих покорителей – богатой, пышной, позолоченной, с колоннами, фризами и фигурной оградой. Среди мусорных куч в Лаосе иногда можно найти маленький версаль! Это один из успешных лао построил себе дом, согласно своим представлениям о богатстве.

В Луанг Прабанге я застал начало празднования буддистского нового года. Среди прочих традиций, связанных с этих праздником, в Лаосе принято обливать прохожих водой с ног до головы. Этот обычай особенно популярен среди подростков. Лаосские дети вооружаются шлангами, вёдрами и водяными ружьями, и обливают всех без исключения – машины, тук-туки, прохожих. Лао любят обливаться водой! Автомобили специально замедляют ход, чтобы дети могли облить их как можно более тщательно. Быть облитым в новый год дарит обещания счастья на весь следующий год.



Мы дальше гуляем по городу и выходим к реке Меконг. Ради права торговать на Меконге французы завоевали весь Индокитай. Меконг впадает в океан в южном Вьетнаме. От Вьетнама вверх по течению через Камбоджу и Лаос – французские первооткрыватели верили, что пройдя весь Меконг до истока, можно попасть в Китай и наладить экспорт китайских товаров напрямую по реке, в обход британских торговых портов на побережье.

Французы ошибались. Уже вскоре после Луанг Прабанга Меконг становится непроходимой для судов. Теоретически Меконг берёт исток в китайских горах, но пройти туда на корабле оказалось невозможным. К тому моменту, как это выяснилось, французы уже завоевали весь Индокитай. Во Вьетнаме до сих пор едят омлет и блинчики с бананами, в память о бывших колонизаторах.

С пляжа видны дома на противоположном берегу Меконга. Некоторые обеспеченные лао построили себе здесь виллы с вертолётной площадкой, прямо как в фильме "Апокалипс сегодня".

Луанг Прабанг – компактный город, и после полудня прогулок я видел почти всё. Похожие один на другой монастыри спустя пару часов надоели. Монахов было так много, что стёрлось ощущение эксклюзивности и экзотики. Незнакомая мне архитектурная форма буддистской ступы быстро приелась, поскольку все храмы были построены в одном и том же стиле. Безусловно, каждый монастырь выглядел чуть иначе, но все они со временем смешались в моей памяти в один общий прообраз.

В том, что в Луанг Прабанг приезжает много туристов, есть и свои плюсы. Например, ночной сувенирный базар. В тропиках распространены ночные базары, как способ противостоять полуденной жаре. Базар в Луанг Прабанге – лучшее и единственное место в Лаосе, чтобы купить сувенир. Несмотря на то, что цены здесь завышены, они всё равно намного ниже аналогичных цен в Европе. На ночном базаре можно, к примеру, купить шёлковый шарф или сумку ручной работы за символических 10 долларов.

Гуляя по пляжу вдоль реки, я вышел к мосту из бамбука. Хлипкая деревянная конструкция вела в джунгли на противоположной стороне реки. Луанг Прабанг так и запомнился бы мне ухоженным колониальным городом среди пальм, если бы я не перешёл реку по одному из бамбуковым мостов.

Табличка у входа на мост объясняла, что мост строится каждый год заново после того, как бурные потоки реки ломают прошлогодний мостик. Глубина реки в этом месте набольшая. При мне мужчина ремонтировал какую-то несущую конструкцию: он пилил бамбуковый ствол, а потом привязывал его к мосту канатом. Перейти мост стоит полдоллара. Туристический аттракцион ведёт в очень нетуристическое место.

По другую сторону от реки я попал в совершенно другую реальность, совсем не оранжево-золотую, как буддистские ступы старого города. Скорее, буро-серую, как пыль от дороги.

Здесь не было тротуаров с французскими фонарями, вообще не было обочины, зато валялось много мусора, среди которого бегали дети и куры. Дети играли в козаков-разбойников и стреляли из пластиковых пистолетов. На пустыре стоял разобранный и проржавевший «горбатый запорожец».

Навстречу мне проехал мопед. За рулём сидела молодая лао, сзади мужчина держал в объятиях старый ламповый телевизор. В Лаосе (а особенно, во Вьетнаме) на пассажирском сидении умещались абсолютно неимоверные количества грузов и людей. Мужчина светился от радости, как тот телевизор, который он вёз домой!

Я шёл по улице, пока не вышел к базару. Здесь продавалась зелень, фрукты. Мясо лежало на ржавых столах, по нему ползали полчища мух. Не надо отворачиваться и ворочать носом: точно такое же мясо лао готовили и подавали в уличных кафешках! Продавщица, сидя на корточках на самом мясном прилавке, разгоняла мух импровизированным веером: пластиковым пакетом, привязанным к концу палки. Базар выглядел одновременно экзотично и мерзко. Зато продавцы – от мала до велика – все улыбались!

Лао очень любят фотографироваться. Они с радостью улыбаются в объектив фотоаппарата. Дети позируют, родители держат младенцев на руках, подростки строят рожицы. Как я уже говорил, Лаос – это страна счастливых людей. В конце публикации дорожных рассказов я подготовлю отдельный репортаж с портретами лао. Это будет самый добрый репортаж в истории моего ЖЖ!

Разительный контраст между двумя частями Луанг Прабанга, туристическим центром и жилыми районами, в дальнейшем, оказался характерным для всей страны. В большинстве городов Лаоса существовало такое же разделение на маленький красивый и огромный некрасивый город. В большинстве городов, правда, не было туристической части, и город сразу встречал путешественника разрухой. Впрочем, разруха - и была настоящим Лаосом, настоящей экзотикой этих мест, за пределами туристских троп.

На рассвете следующего дня мы покинули королевскую столицу древнего Лаоса и отправились в столицу действующую. До Вьентьяна мы добирались на самолёте, чтобы сократить время в дороге. Вьентьян оказался совершенно другим, чем Луанг Прабанг, но об этом я расскажу в следующем репортаже!

Оригинал записи. Все записи из моего путешествия по Юго-Восточной Азии - по ссылке!
Интересно. Про мясо только непонятно - и нет его, и есть оно). Как с ценами там? Говорят, Лаос очень дорог по сравнению с Камбо и Вьетнамом. Вьентьян особенно.
Я в ближайший год точно не попаду туда, хотя мне близко и очень хочется.
Мяса нет, я об этом и писал. Разве что если в туристическом ресторане. В уличном кафе в сикен нудлс кладут поперечный разрез курицы и все, что в него попало. Цены действительно выше, чем во Вьетнаме, хотя непонятно, на что именно. Переезды между городами стоили евр 10 за дневную поездку автобусом. Ночевка всегда стоила около 6-8 евро со всеми удобствами. Цены на еду точно не скажу, само по себе недорого, но дороже чем во Вьетнаме.
И учтите, что при выезде на границе придется давать взятку, 1 доллар. ;)