Румыния. Сквозь горы






Хотите прослыть крутым фотографом? Фотографируйте морские порты.
У меня создается впечатление, что для получения красивой фотографии морского порта достаточно быть и слепым, и безруким.

А если хотите напротив уронить свое фотографическое реноме (или фотографическую гордыню) - попробуйте зрелищно снять горы


Что, не получается? Вот и у меня не получается.


Особенно когда это Карпаты, самые мистические и интимные горы моей жизни.


Я замираю дыханием от восторга когда над дорогой начинают тесниться крутые горные стены, литься ручьи в бурные реки


Я хватаю фотоаппарат, чтобы законсервировать часть этого восторга, а это невозможно


Горы не даются, выскальзывают как пресытившаяся ласками кошка


С легкой досадой человека, оказавшегося несовершенным, я бросаю фотоаппарат и просто пью-пью-пью весь этот восторг, запасаюсь горами впрок


Цепляюсь глазами за мосты, которых разлив горной реки утопил почти под самое горло


За дерзкие железные дороги, среди холмов и зубьев расщелин


За мерный серпантин и монотонных путников горных дорог






Пью-пью-пью, и не могу напиться.






Меня пугает и завораживает ощущение гор, ощущение своей малости и их величия.


И, наверное, есть какой-то мудрый, мистический смысл в том, что я не могу научиться зрелищно фотографировать горы - пусть они останутся моей интимностью. Тем, о чём я не расскажу, как не рассказывают о ночи настоящей страсти и любви. И чего не покажу. Как не показывают незаживших от операций ран.


Снусмумрик не любил рассказывать о приключениях, и досадовал - "почему они никогда не оставляют меня в покое, меня и мои путешествия? Неужели им не понять, что я все растеряю, если буду все время о них рассказывать. Потом все исчезнет из памяти. И когда я попытаюсь вспомнить, как все было, я вспомню только свой собственный рассказ".
Вот горы для меня - та самая интимность, о которой я не могу рассказывать.


Да и не получается.


Пусть они останутся только и исключительно моей тайной.