Труттень Осс (truttenoss) wrote in ru_travel,
Труттень Осс
truttenoss
ru_travel

Categories:

Велосипед, Байкал, остров и демоны.

Итак, мы погрузились в автобус следующий маршрутом Иркутск-Хужир. В Хужир мы не торопимся, едем только до МРС. В этом самом МРСе находится паромная переправа на остров Ольхон, который, по заявлениям знающих людей, является жемчужиной Байкала. В том же месте, собственно говоря, надеемся увидеть Байкал. В багажное отделение автобуса акккуратно поместились три велосипеда и три велобаула. Иркутск, до встречи, мы едем на Байкал!

Антон, уставший после вчерашнего, пол дороги дрыхнет, что ему потом сильно аукнется. Мы с Леной грызем семки, болтаем и глазеем на прибайкальские ландшафты за окном автобуса.



Автобус идет четыре часа, посередине остановка. Народ высыпает из автобуса справить естественные надобности, покушать, размять пятую точку и просто проветриться.

Мы с Леной тоже вышли из автобуса оставив бездыханное тело Антона киснуть в кресле. Прошлись по тутошним торговым точкам, купили плюшек (про Антона тоже не забыли, взяли ему бублик с маком), полюбовались степными красотами, как вдруг...

Вдруг увидели, что встречь нам несется наш вечноспящий товарищ Антонио. Глаза его были слегка квадратные, вид встрепанный, хоть и заспанный, а лицо... Ну как это?..





"Стуча зубами от утреннего холодка, миллионер разорвал бандероль и прочел: "Графиня изменившимся лицом бежит пруду".


Примерно так и было. Антон изменившимся лицом бежал прочь автобуса. Стуча зубами от ужаса он рассказал нам леденящюю душу историю происшедшую с ним в наше отсутствие.

Когда весь норот покинул автобус водитель попытался безуспешно разбудить Антона и выставить на улицу. Потерпев неудачу он попробовал уговорить его намекая на то, что путь долгий, остановок больше не будет, а мочевой пузырь не железный. Антон хмыкнул и презрительно закрыл глаза на его речи. Водила плюнул и ушел щелкнув замком двери. Антон остался совсем один. Внезапно дверь автобуса открылась и в него вошел дедушка китайской наружности.

Совершая угрожающие пассы руками и демонстрируя приемы боевых искусств монастырей Шаолинь и прочая он стал в полном молчании двигаться по проходу прямо к Антону. Антон в ужасе заметался в своем кресле, но тут же понял, что все пути к отступлению отрезаны. Дедок же подойдя вплотную совершил особо агрессивный жест и...

...

...

...неожиданно миролюбиво спросил:

-Сами-то откель будете?

Подобного ужаса разум Антона вынести не смог и совершив кульбит через мастера боевых искусств он бегом покинул автобус в поисках нас с Леной.

Больше он один в автобусе не оставался.

Ну и ладно, долго ли коротко ли, но автобус доехал до МРС. МРС значит Маломорская ремонтная станция, как нам объяснили. Малое Море - это пролив меж островом Ольхон и материком. Но нам предстояло пересечь пролив Ольхонские ворота. Вот он на фото:

И да, это уже Байкал. Ура! Добрались!

Где-то через час переправились паромом на остров. Автобус заехать на паром не смог ввиду низкого клиренса, хоть и пытался.


У нас с клиренсом все в порядке. Мы втащили велосипеды на паром и отчалили. Автобус же еще часа три на берегу ждал другого парома.

На острове быстренько собрали велосипеды и отметили прибытие в позной. Позные, кстати, одна из местных особенностей. Их тут полно. В них подают национальное бурятское блюдо - позы, нечто вроде мантов. Иногда вкусные, иногда так себе. В этой же позной угощаемся рыбкой омуль - байкальской селедкой.

Подкрепившись отправляемся в путь. Движемся неторопливо, глазеем по сторонам. Нам все тут внове, хотя пейзаж не блещет разнообразием. Однако после уральских лесов он в диковинку.

Дорогой останавливаемся порыбачить. Вернее рыбачит один Антон, мы с Леной шатаемся по окресностям. Ходить по местной степи легко, она редкотравная и низкорослая.

Из под ног жужжа взлетают здоровые кузнечики с красными брюшками. Мимо дорогой проезжает редкий автотранспорт. Большей частью это УАЗики с туристами. Мы педалим горку за горкой. В одном месте нам попадается особо бесконечная и крутая горка. Где-то с полдороги на земле в пыли стали попадаться монеты. Сначала немного, потом более и более, как будто их тут кто-то горстями кидал.

Секрет этого феномена открывается когда поднимаемся наверх. Там нечто вроде алтаря для местных духов где проходящие оставляют приношения - монетки, сигареты и проч.

В груде монеток и сигарет находим две монетки номиналом в один и два евроцента, которые незамедлительно экспроприируем у духов в пользу антклерикальной революции для борьбы с опиумом народа. Два цента достаются мне, цент - Антону, Лене ничего не достается. Все по справедливости. Однако в момент дележки, когда выяснилось, что Лене по справедливости ничего не досталось ее глаза загорелись багровым цветом и она замогильным голосом прорычала:

- Духи Ольхона покарают вас за святотатство!!!

Офигев от неожиданности мы поинтересовались, чо это сейчас было? Что за сеанс чревовещания?

Невинно похлопав ресницами Лена сказала, что ей просто тоже хотелось бы монетку. Снисходительно усмехаясь в усы мы пояснили ей про "кирхен, киндер, китчен" и место женщины в современном жестоком мире. Ей пришлось согласиться с нашими доводами и отказаться от наглых притязаний.


Потом еще некоторое время мы путешествовали по безводной степи и так и не достигнув цивилизации решили заночевать на берегу Байкала. Разбили палатку, приготовили ужин и спать...

__________

Сон на берегу Байкала - вещь в себе. Ррррокот прибоя, ветер треплет полог палатки. Ощущения непередаваемые. Под утро еще зарядил дождь. Лил долго, барабанил по палатке. Потому спали все долго - зачем вставать, коли дождь? Дождь все же кончился и мы потихоньку стали собираться.

На выезде с места стоянки выяснилось, что ехать по сухой степи и смоченной дождем вовсе не одно и то же. Смоченная степь налипала на колеса огромными калошами, забивалась меж покрышкой и крылом. Кое-как вытащили велики на дорогу, слегка почистили.

Недолгий путь по степный просторам и мы прибываем в Хужир. Это самый крупный поселок на острове, который находится как-раз посредине острова. Уже на подъезде к Хужиру флора острова начинает менятся в лучшую сторону. Пустынные лунные ландшафты разбавляются  растущими тут и там деревцами. Восточнее на склонах гор виднеются кусочки леса.

В поселке Хужир, если говорить о самом поселке, из достопримечательностей имеются руины рыбзавода и множество сувенирных лавок, кафешек, частных гостиниц. В сезон тут полно туристов, сейчас так, жалкие крохи, но и то попадаются на каждом шагу. В обитаемых местах, конечно. Мы-то предпочитали необитаемые. Причем сезон тут не только лето, но и начало весны. На 8 марта, говорят, нет мест свободных в гостиницах и съемных хатах. Как раз начинает пригревать и туристы гоняют по льду вокруг острова. Фотки, которые я видел, вопще прикольные - голый бесснежный лед и тамошние природные памятники.  Как-то так, примерно:

В общем сам собой Хужир в меру уныл и меркантилен, но совсем рядом, практически на его территории имеются красивые скалы. На скале Шаманка близ Хужира, по легендам, проживает самый главный дух острова. Со всех окрестностей, а может даже со всей России и Моголии с Китаем сюда раз в год собираются шаманы. Для обмена опытом и веселых плясок под бубен. Их тут тыщи собираются. И к ним еще раз в десять больше туристов, поглазеть и поправить ауру.

Священное место жительства демона огорожено столбами.

Там же стоит табличка о необходимости соблюдать осторожность и уважение в отношениях с духами.  Нас, простых уральских атеистов, это не касается. Проезжаем на велах прямо на жилплощадь главного демона. Исследовали все здешние скалы. Антон забрался на самую вершину скалы Шаманка. Любит он это дело - на всякую верхотуру карабкаться. Вон он на фотке. Если приглядитесь, то увидите.

Севернее мыса Бурхан обширный песчаный пляж. Пальм не хватает, а так, чисто курорт. На склоне мыса выложены всякие слова. "Люблю Машу", "Здесь был Вася", "Тагииил!!!" и т.п.

На обед располагаемся прямо в жилище главдемона Ольхона.

Сейчас в его квартирке есть место под кухню.

Пообедав, а Антон, помимо того, в очередной раз попытался выудить рыбку из Байкала, отправляемся в путь.

Дальше местность местами изрядно запесочена и ехать сложнее. Особенно интересно когда на скорости съезжаешь в крутую яму (ближний склон и дна не видно) и влетаешь в песчаный занос. Пару раз с Антоном попадали в такую ситуацию.Вел начинает мотать, того и гляди кувырком полетишь. Лена едет аккуратно и ни в какие ямы с лету не спукается. Хуже когда запесочен длительный участок дороги вел тогда не едет, приходится толкать его увязая ногами в песке.

Останки доисторических животных хрустят под колесами.

Близ поселка Песчаный устраиваем привал. Если не ошибаюсь - это залив Улан-Хушинский, ограниченный мысами Будун и Нюрганский. К вечеру поднялся сильный ветер, палатку сдувает, в супе песок занесенный ветром.Ощущение, что сидишь в аэродинамической трубе. Однако приготовили на ужин еще и рыбку купленную у хужирских браконьеров. Тоже с песочком, но пошла на ура.

Под рев ветра укладываемся на боковую.

___________

Вот и утро, по прежнему дует сильный ветер, по быстрому собираемся и покидаем ветренные песчаные дюны. Отъехав с километр замечаю странность поведения своего велосипеда - педали крутятся, а колеса нет. Сначала подумал, что пока я разинув рот любовался местными красотами кто-то спер у меня цепь. Глянул, ан нет! Цепь на месте, а лисопед не едет. Вот те раз, значит собачки в трещотке заклинило или снесло. Остановка на ремонт.

Примерно с час ковыряемся на продуваемом всеми ветрами бугре. Причем в основном Антон ковыряется, он самый подкованный в этом плане. Добраться до потрохов втулки не удалось, разобрать сумели лишь часть, но, видимо, благодаря этой суете одна из собачек выскочила. После сборки колеса велосипед неуверенно с прокрутками поехал дальше.

Пейзажи кругом все более песчаные, но и деревца присутствуют. Уже не та бескрайняя дохужирская степь.

Скоблимся потихонечку. На одном из подъемов резкий хруст в задней втулке. Все приехали, теперь я пешеход. На велике сейчас только с горки.

На кратком совещании было принято решение не сдаваться, а продолжить путь к концу острова, благо осталось совсем немного. Я двигаюсь полупешим порядком, Антон с Леной на великах. Им это не сильно помогает, они постоянно плетутся где-то в хвосте.

Наконец мы вырываемся из песков. Дальше движемся по степного вида ложбине на склонах гор - лес. Много сусликов бегают. Гонялся за одним, но велосипед на холостом ходу совсем плохо едет, потому не догнал.

И вот видим впереди бескрайнее море священный Байкал. Ура! Мы прибыли на другую оконечность острова. Местность эта называется падь Узур, в ней размещена одноименная метеостанция

По приезду обращаемся за помощью к аборигенам, живет их тут всего ничего три-четыре человека. Лену отряжаем на кухню - готовить, сами же, вооружившись любезно предоставленным нам хозяевами инструментом пытаемся реанимировать велик. Попытки разобрать втулку так и не дали желаемого результата. Что ж переходим к плану номер два - закрепляем втулку наглухо, так чтобы она вращалась и взад и вперед вместе с педалями. Часа два кипит работа, гремит кувалда, сыплет искрами сварка, отшвыриваются прочь лишние детали. Чумазые и озабоченные ремонтники снуют взад-вперед напрочь игнорируя вопросы Лены, дескать, как там?

Итак. вот он, момент истины. Сажусь на велосипед кручу педали - он едет!!!

Крак!

Всем спасибо, все свободны. Ремонт не помог, велик сейчас в куда худшем состоянии нежели до. Но мы должны были попробовать.Обедаем приготовленым Еленой варевом. На склоне пади ставим палатку.

Раз уж образовалось свободное время решаем забраться на гору с северной стороны Узура.Взобраться не проблема. Раз два и мы наверху.

В чьей безумной голове родилась мысль идти на мыс Хобой - я не знаю. Точно не в моей. Я к пешим походам слабо приспособлен ввиду изношенности опорно-двигательного аппарата. Тем более в кедах. Тем более за час до окончания светового дня. Тем более путь в одну сторону километров пятнадцать. Но против коллектива не попрешь. Антона же с Леной эта идея несказанно воодушевила. Они начали кричать махать руками, дескать, поход в ночи, утрем нос некоей Ане. Ну и так далее. Ладно чо, пошли.

В лучах заходящего солнца светились золотом пожелтевшие лиственницы.
Поначалу шли бодро, но примерно в половине пути до мыса Хобой мой голеностопный сустав начал ощутимо поскрипывать. Поход по горам в кедах ему явно не пошел на пользу. Мысов Хобой мы обнаружили три штуки. Последовательно. Так как дело было в потемках фотографии предоставить не могу, но настоящим оказался лишь последний.  В доказательство там стояла табличка.
Осветили его фонариками со всех сторон и внимательно осмотрели насколько можно. Ну ничо так симпатичный. На мысу Хобой дул дикий ветер. Было ли это обычным явлением или специально для нас такой аттракцион - не знаю.
Вернулись к своей палатке уже в два часа ночи. К тому времени нога моя разболелась ужасно, хромал на трех ногах пользуясь подручным костылем.. Мысли о том что поломка велосипеда и больная нога - это козни местных демонов, посещали все чаще. Тем более что события одного порядка. Но ничего, дохромал. Наскоро поужинали и спать.

Если асилили до этого места, то у меня вопрос: проду надо?
Tags: Байкал
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment