Золотая Бричмулла

До гор из Ташкента рукой подать – выйди за порог, и вот они, на горизонте: Бричмулла, Чимган, Бельдерсай – тают, сверкают, зовут. Сопротивляться этому невозможно – даже если не был здесь сто лет и практически ничего не помнишь, смутное ощущение чего-то прекрасного всё равно заставит вернуться.



Час на маршрутке до Газалкента, ещё полчаса на такси по серпантину – и мы приехали.





Впрочем, горы начинаются гораздо раньше, примерно на полпути. Вот они из окна маршрутки, поднимаются над Чирчиком – бурной, холодной, сказочно-бирюзовой рекой.





В семидесятых годах чуть выше по течению Чирчик перегородили плотиной и построили крупнейшую в Узбекистане ГЭС – так образовалось Чарвакское водохранилище.





По берегам водохранилища – множество турбаз, домов отдыха и санаториев на любой вкус и кошелёк. А вот называются многие одинаково – «Чаткал»: рядом проходит Чаткальский хребет Западного Тянь-Шаня. Сначала мы хотели забраться повыше в горы, но столкнулись с одним ограничением – как раз в этой местности Узбекистан граничит с Киргизией и Казахстаном, поэтому для поездок на приграничные территории требуется специальное разрешение, которое оформляют небыстро. Так что остановились на турбазе на ближайшем к Ташкенту берегу Чарвака: старые деревянные домики, тенистая аллея, чинары и сосны, спелые вишни и летние заросли роз.









И ещё бассейн с водой из всё той же горной реки – глаз радуется, а купаться почти невозможно, всё отмерзает в первые же пять минут.



А дальше – буквально пару шагов вниз, и вот оно, счастье – Тянь-Шаньские горы в сиянии июньского полдня.







Маленькое селение под большой горой на другом берегу Чарвака – и есть та самая Бричмулла, давшая название всей этой местности и знаменитой песне. Правда, вместо упомянутой там чинары из-под скал к небу тянутся пирамидальные тополя.





Вода в Чарваке ещё холоднее, чем в бассейне – градусов 15, а то и меньше, остужает и обжигает сразу. Вот такой микроклимат: горячее солнце и ледяная вода. Купаться сюда приезжают ближе к августу, когда озеро прогревается.







Зато в июне горы ещё зелёные – склоны поросли разными полезными травками, под деревьями журчат ручьи. К концу лета всё это высохнет и выгорит, а пока жары здесь почти не чувствуется, на второй день мы даже попали под дождь.







А это местечко называется пляж Шаршара – «водопад» по-узбекски, хотя настоящим водопадом его назвать трудно: с небольшой высоты стекают тоненькие струйки. Зато всё вокруг буквально пропитано влагой, подземные воды сочатся из-под горы, размывают породу, образуют замшелые гроты.





В окрестностях зреют яблоки и миндаль, пасётся живность, продаётся курт и кумыс.



На закате – совсем другие краски.



Все цвета на глазах исчезают, бледнеют, и вот остаются только чёрные контуры гор на желтоватом небе.



Два дня проходят как один вздох, уезжаем, «оставляя в горах своё сердце», с единственной мыслью – вернуться бы…