Краснодарский край. Прасковеевка и скала Парус




От Дивноморского до Джанхота и далее до Прасковеевки лежит бор уникальной пицундской сосны.
Я не понял, чем пицундская сосна отличается от какой-то иной сосны, но места, избитейшую оценку дам, красивые. Красивые и немноголюдные. Сосны, сквозь которые, далеко внизу мерцает море.
До Джанхота народ еще как-то ездит на дачу Короленко (это тот, который "Дети подземелья"), и на пляж, найти который сложно, потому что на него надо как-то хитро сворачивать на неприметные дорожки, а основная дорога тупо упрется в створ очередного пансионата, и под бедовыми сусанинскими ногами завершится


Здрасьте, жопа, приехали. Разворачивайся


На Прасковеевку - в гору, на живописный перевал, козлиными тропами




До чего же прекрасны горы, Господь Бог был определенно в очень хорошем настроении, когда их придумывал.

Прасковеевка - затерянное в горах село.


Изначально здесь, в этих краях жили черкесы, но царский режим, тот, который тюрьма народов, всех черкесов отсюда выселил. Дал им котомку, и сказал - вали отсюда, бусурманин.
Они и свалили.

А потом на это место пришли переселенцы-греки, в основном бежавшие из Турции.
Рокировочка, языком Ельцина говоря - черкесов туда, к единоверцам, греков сюда.


Любопытно, что в селе до сих пор хватает потомков семей именно тех переселенцев, а многие сохранили и греческий язык в общении.
Хотя костяк, вестимо, разлетелся по большим городам - проклятье урбанизации, а опустевшие места заняли, как это бывает, кто угодно


Жило село виноградом, постепенно его начали подворовывать, и разворовали так, что отрасль пришла в упадок - ибо воровать охочи все, а ухаживать - всё меньше.
Точно так же с застройкой - самозахват земли процветал так, что кое-где пропали с карты и приписались к частным жилищам целые улицы


Очевидно почуяв общий настрой - на дороге к морю от Прасковеевки выстроили... хм... нечто. Я не знаю как это назвать.
Огромное поле, перекопанное, с колючей проволокой, с солдатами, вышками, огнями как у вертухаев, отдельной дорогой в горы, забором огораживающим море и горы, наблюдательными вышками, камерами, патрулями, прожекторами, кордонами, полосами препятствий, какими-то коттеджами с шлюзовой системой ворот.


Подобным образом у нас в стране могут огораживать только то, что имеет отношение к властьпредержащим, поэтому узнав, что здесь находится очередная дача не то Путина, не то табачного патриарха Гундяева, я не слишком удивился. Как и то, что для постройки этого страшного, бронированного, закрытого монстра использовались бюджетные деньги а изначально это все оформлено как детский лагерь (детей никогда, естественно, не видевший).

Бог с ними, меня заботило иное - сумею ли я найти легендарную скалу Парус, столь часто видимую на почтовых марках?
Я знал, что она где-то в районе Прасковеевки, но без точности.
А тут - целые замки и объект особого режима. Не приватизировали ли себе памятник природы? Запросто ведь могут, вырубить же целый бор краснокнижной пицундской сосны и охотиться на краснокнижных баранов им ничего не помешало, а приватизировать народное достояние - раз плюнуть. Народ только спасибо скажет.

Дошел до моря. По скале уходила ограда из проволоки (скорее всего под током)


Горная река стелилась по камням, образовывая у стен нелепых коттеджей, относящихся к "детскому лагерю" строгого режима, болотистую заводь, где гордо голосили жабы


Скалы Парус было не видать. Где же она?

Существовала ли она вообще? Существует ли сейчас? Может нет ее давно.
Брела от моря какая-то компания, явно чем-то разочарованная - тоже, небось, хотели скалу Парус, и не нашли. Только расстроились зря.

Шумело море. Шевельнулось разочарование - а-а-а, нет никакой скалы! Обманули! Посмеялись.


Но отступать не хотелось.
Люди часто мнят себя царями природы, а природа постоянно щелкает особо ретивых по носу.
Сильные мира сего постоянно мнят себя всемогущими, и при этом, при всё своем всемогуществе, не в силах остановить ветер.

Я почувствовал - здесь есть что-то неспроста, какое-то испытание, какая-то проверка от Бога.

И я вспомнил о чувстве веры.
Это не имеет отношения к религии. Вера это то, что свойственно человеку. Вера это, возможно, единственное, что нас от животного отличает.
Мы - это наша вера. Мы это то, во что мы верим.
Есть вера - есть то, что зовется Я. Нет веры - нету Я.


И я почувствовал, что скала есть, она где-то рядом. Я же умею разговаривать с камнями, и слышать их, в конце-то концов.
Я позвал скалу. А она мне ответила - я здесь!

Я делаю шаг к морю, на самую-самую кромку, и вдруг... - вот она!


Вот она! Она существует! Я верил, верил, верил в то, что она существует!


Сразу стало всё иное неважно.
Все эти дачи, патриархи, Путины, люди, желчные распри - это всё бренное. Это пройдет. Это всё уже было, оно всё уже есть ничто.

...Лишь горная река всё так же будет журчать по камням, прозрачная и чувственная, как глаза любимой девушки.




До строительства дачи Путина мы с друзьями ездили дикарями в район так называемого "Маяка" - от Прасковеевки по берегу надо было идти в противоположную от Паруса сторону, как раз через то место, где сейчас пресловутая дачка... но после окончания строительства берег закрыли и привет.
Парус и парус...
Причем тут Путин?

Дошли до скалы-то?
В окошко влезли ли?
Скальную породу, вертикальными слоями уходящую в море, видели?
По воде морской шли? А там все та же скальная порода далеко в море уходит.
Нет?

А за забором не дача ВВП, а лишь Управление №1 )