Тверская обл. Дом поэтов в Градницах






Изначально этот дом стоял в селе Слепнево, фамильном селе Гумилёвых






А в Градницах была церковь, в которой венчались родители Николая Степановича


Она и сейчас есть, правда в несколько удручающем состоянии


В Градницах сгорела школа. Дом Гумилевых разобрали по бревнам, перенесли на новое место и собрали снова.




Здесь была сперва новая школа, в совместительстве с сельской библиотекой






Сейчас здесь "Дом поэтов" - музей Гумилевых и Анны Ахматовой




Тот самый дом, но не на том самом месте








То самое место, похоже что, потеряно - людей там не осталось, дома разрушились, остальное забрал борщевик


Любят экскурсоводы маститые фразы


Наслушаться их - так каждый выходит святоша святошей, и лишь азм, скромный посетитель музея, есмь борода многогрешная.


Мне очень нравится, что в Доме поэтов такой попытки нет


Николай Гумилев и Анна Ахматова - шероховатая пара


И человек каждый сам по себе, бесконечно одинокий и непонятый, и союз странный, на надрыв.


Он пользовался успехом у женщин, добивался ее как еще один трофей


Она сперва сторонилась, а потом поддалась


Жизнь гладкой не была. За каждым шлейф любовников-любовниц, у Николая - внебрачный сын




Помимо их единственного общего сына Льва


Он исследователь Африки. Участник Первой Мировой






Похоже ее одну, таинственную Африку, он любил по настоящему


Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд
И руки особенно тонки, колени обняв.
Послушай: далеко, далеко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.

Ему грациозная стройность и нега дана
И шкуру его украшает волшебный узор
С которым равняться осмелится только луна
Дробясь и качаясь на влаге широких озер.

Вдали он подобен цветным парусам корабля
И бег его плавен, как радостный птичий полет.
Я знаю, что много чудесного видит земля
Когда на закате он прячется в мраморный грот.

Я знаю веселые сказки таинственных стран
Про черную деву, про страсть молодого вождя
Но ты слишком долго вдыхала тяжелый туман
Ты верить не хочешь во что-нибудь, кроме дождя.

И как я тебе расскажу про тропический сад?
Про стройные пальмы, про запах немыслимых трав.
- Ты плачешь? Послушай - далеко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф.




История семьи тяжела, тупа, фатальна. Фатальна до поднимающегося раздражения и гнева


Николай расстрелян по сфабрикованному делу. Никто не знает, где его могила


Сама нищенствует, живет, подрабатывает там и сям.


Сын Лев проходит лагеря.




После полностью реабилитирован - но отсиженных лет уже не вернешь




Почему не уехала? Одного не понимаю - ну почему?!




Возможности были - и в Париж к Модильяни, и хоть куда


Европа, Америка - открыты ей были. И звали туда.
Как Набоков - ну пошто ему зазря погибать в слепых революционных жерновах? Не для того он, быть может, на землю пришел.
Так и она.




А она осталась. Совершенно осознавая безнадежность, но осталась






Писала потом письмо Сталину, хлопотала за сына - "я никогда не хотела покинуть страну".
Унизительно, но завороженно, как кролик перед удавом.
Булгаков написал Мастера и Маргариту, как скрытое обращение к Сталину, Ахматова - вот это письмо


Осталась в блокадном Ленинграде


С сыном отношения были трагичными, как и все остальное в этой проклятой и красивой семье - она была холодной, могла годами его не видеть.


Он тащил много ледяных, холодных обид. Считал, что она могла уйти из под этой революционной стихии, и его вытащить. Но не сделала этого.




Зачем? Отчего? Почему?


Больно это всё. И горько.


Особенно за Льва Гумилева больно, горько и обидно.


Такого человека просто так ломали, через лагеря пускали.




Льва Гумилева я им никогда не прощу.


Кому "им"? Они знают, кому "им".


захотелось поглубже покопать, спасибо.
Трагедии и особенно вот этой жертвенной покорности судьбе не одобряю, но и чем-то близко все это.