mff

Остров Пемба, архипелаг Занзибар

Когда Бог заканчивал творение Африки, для Занзибара он выбрал всё лучшее — прекрасные илистые песчаные пляжи, с океаном, в отлив уходящем за горизонт и оставляющем после себя ядовитых морских ежей, рестораны с карри и быстрые мотороллеры с плохо отрегулированными коптящими двигателями; так что для Пембы ему пришлось брать то что осталось — мангровые рощи, нетронутые коралловые рифы и отделяющий остров от Африки Pemba Channel, полный тунцов, марлинов, ваху, барракуд, морских черепах, дельфинов, дюгоней, тигровых акул, рыб-молотов и китов. Пемба — самое крутое место для океанской рыбалки и дайвинга во всей Восточной Африке. Пемба, фрагмент:


Я прихожу в себя резко, неожиданно. Вокруг меня — одномоторная Сессна Караван 208B, за штурвалом щёлкает тумблерами пилот, техник отцепляет клеммы стартового аккумулятора и тащит его обратно в ангар. Сессна просыпается, начинает моргать лампочками, она загружается. Что привело меня сюда?


В 100 километрах к северу от роскошного, застроенного домами из самых лучших африканских пеноблоков и никелированной жести острова Унгуджа (который все путано называют Занзибаром) расположен бедный, но настоящий африканский родственник — остров Пемба.

Сверкающие железом и новой краской паромы Azam Sea Link идут из Занзибар-сити на Пембу 5 часов, скоростные катамараны Kilimanjaro справляются за 2,5 часа, ну а мы полетим на самолёте-сессне.

Каменный город, Занзибар-сити

Сейчас на Занзибаре сильный-длинный дождливый сезон, на эшелоне сессну начинает кружить и бросать как щепку в московском ручье под проливным майским дождём — падающем с крыши, ревущем по плиточному тротуару, затопляющем мою улицу. Сессна протекает:


Почти все тропические фрукты и специи, сделавшие славу Занзибару, производит плодородная Пемба. Но есть ещё одна важная сельхозкультура — рис:


В ходе экспериментов с танзанийским социализмом землю национализировали, закупочные цены на гвоздичное дерево урегулировали, для международной торговли специями создали госмонополию и Танзания почти полностью потеряла мировой рынок специй, на котором в период султаната Занзибар доминировал с большим отрывом. Даже сейчас, когда людям разрешили что-то делать самим, арендуя землю у государства, Пемба — самый бедный, самый экономически-депрессивный регион Танзании.

Слава богу, в привычное для чёрной Африки кровавое насилие это не выливается — остров почти не урбанизирован.


У показавшейся через 30 минут полоски в джунглях даже есть свой код IATA: PMA.




В аэропорту нас встречает шейх Абейд Амани Каруме — по официальной историографии, идеолог и вождь занзибарской революции и первый президент Занзибара:


На выезде из аэропорта нас сгоняет с дороги кортеж седьмого президента Занзибара, господина Али Мохамеда Шейна:


Следующим из-за поворота на нас несётся котобус. Котобус невидим, кроме тех случаев, когда он сам позволяет видеть себя. Котобус свободно и быстро перемещается по самой сложной пересечённой местности, даже по поверхности воды. Во время движения через лес деревья уступают ему дорогу.[1] Полезно на Пембе.




* * * Город Чаки-Чаки * * *

Столица острова — город Чаки-Чаки. На въезде в Чаки-Чаки есть небольшой квартал хрущёвок:


Но дальше начинается настоящий восточный город-рынок, как в фильмах про джеймсбонда:


В маршрутки дала-дала запрыгивают (и выходят) прямо на ходу:


Рынок:


Старая мечеть:


Идёт молитва:


Микроскопический колониальный центр:


Есть фото-видео-мастерская:


Но фотографировать ни в коем случае нельзя.
— No photos!


— NO PHOTOS!


В качестве альтернативы имеется уличный художник:


В отличие от соседнего Стоун-тауна, в Чаке-Чаке и на Пембе сохранилось очень мало оманской материальной культуры. В центре города есть небольшой форт 18-го века:




Внутри сейчас небольшой музей Пембы с интересной экспозицией, посвященной истории острова и культуре суахили:





* * * Пряности * * *

До эпохи модерна дальние путешествия, да и само существование цивилизации полностью зависело от специй: употребление пряностей позволяет значительно увеличить время хранения продуктов. При Омане и во время султаната почти вся гвоздика мира производились на архипелаге Занзибар, и это не смотря на то, что её родина — Молуккские острова.

Сейчас Пемба тоже что-то производит, но о доле рынка лучше не вспоминать. Зато туристов охотно возят на Пембский государственный маслоперегонный завод. Склад исходного сырья для перегонки масел из специй:


Берут бутоны гвоздичного дерева (или листья эвкалипта, или что-то такое), загружают в гигантские пароварки:


Процесс:




Масло тяжелее воды и пара, так что оно просто оседает на дно колб и его сцеживают в бочки:


Завод топят гвоздничными жмыхами и шротами. Левым должно понравиться — государственная фабрика с полностью замкнутым циклом — и этично, и экологично.


Фасовщи_ца:


Новую смену подвезли:



Вокруг Пембы

Осмотрим остров за пределами Чаки-Чаки. Удивительно, но какая-то заметная доля экономики архипелага — производство долблёнок[2]:


Дом строят так: делают деревянный каркас, набивают его коралловыми глыбами, оставшееся пустым пространство заполняют глиной. Если остаётся запал, сверху штукатурят:




В жарком климате под крышей из пальмовых листьев гораздо приятнее, но жестяная более практичная — пальмовую приходится регулярно перебирать (без резиновых сапог во влажный сезон на Занзибаре прожить сложно. Полицейским даже выдают особые форменные резиновые сапоги, белые с синей надписью "POLICE"):


У хорошего, доделанного дома суахили будут резные двери (как в Стоун-тауне) и характерные каменные скамеечки:


Гужевой транспорт. Корова с горбом — зебу (Bos taurus indicus). Ну что я рассказываю, наверняка вы и без меня знаете, что в Африке и Азии вместо привычных нам европейских коров Bos taurus taurus — обычно вот такие:


Кроме пары оманских и британских зданий в Чаки-Чаки, на Пембе фрагментарно сохранились руины и кое-чего покруче — допортугальских, дооманских исламских торговых городов-государств примерно начиная с 8 в. Не всё доступно в сезон дождей, но вот этот вот — Mkame Ndume, форт или дворец Мохаммеда бин Абдула Рахмона, правителя Пембы в 15-16 вв. Зебу грустно бродят следи руин погибшей цивилизации:




Вечереет. Едут домой в деревню на внешний рифовый остров:


Поедем домой и мы.


Tafadhali vua niqab yako ufikapo eneo hili:


Такой был остров.




 

* * * КОНЕЦ * * *

 
очень таки фактурно должен сказать и не знаю где больше впечатлений на въезде или уже дальше ;-)