Мистра


Когда средневековому правителю покоренной страны хотелось спать спокойно, он ставил крепость на холме. Отсутствие авиации и дальнобойной артиллерии помогало создать уют, а хороший обзор улучшал пищеварение. Исходя из этих соображений, правитель созданного после захвата Константинополя крестоносцами княжества Ахейя Гильом II де Виллардуэн приказал построить недалеко от развалин греческой Спарты крепость Мистра (с ударением на последнем слоге) для установления порядка на подконтрольной территории. Крепость, как и положено, возвели на холме, откуда открывался божественный вид на Лакедемон и другие живописные места Пелопоннеса.


Как истинный рыцарь, Гильом любил устраивать вечеринки, драться с соседями и водить сомнительные знакомства. Вступив таким образом в союз с королем Сицилии и деспотом Эпира, Гильом решил атаковать войска Никейской империи и упрочить свою власть над Грецией. Однако правитель Никеи Михаил VIII Палеолог оказался не робкого десятка. Он разбил войска союзников, пленил Гильома, а через пару лет взял Константинополь и возродил Византийскую империю. Над Мистрой, которую Гильому пришлось отдать императору в качестве выкупа, взошло новое солнце.

Ровно через 759 лет после этих событий к Мистре подъехал наш экипаж, и нашел город в запущенном состоянии.

Средневековая плиточка местами утратила геометрию, фасады не крашены, крыши текут, а иногда и просто отсутствуют.

И все же надо признать, что признаки запустения образовались не сразу. Византийские деспоты (наместники) Мистры, все сплошь родственники императоров, быстро прибрали к рукам почти весь Пелопоннес, что автоматически сделало город центром значительной части Империи. Сюда стекались люди, искавшие спасения от различных банд, ремесленники и священники. Почти сразу после прихода византийцев, митрополит Евгений основал в городе монастырь Митрополию.

Как религиозный центр главного города пелопоннеса, Митрополия привлекала мыслителей, живописцев и прочую культурную элиту, а также пожертвования императоров, наместников и благодетелей. Надо ли удивляться, что к концу правления Византии монастырь стал одним из самых богатых в Империи, и именно здесь короновался последний император Константин IX, а в наши дни охраняется ЮНЕСКО как объект всемирного наследия?

Стены монастыря еще хранят в себе камни древней Спарты,

а особо ценные античные барельефы служат украшением интерьеров.

Впрочем, и византийские скульпторы, наряду с библиофилами, иконописцами и другими мастерами, оставили монастырю богатое наследие; то, что уцелело во время османского правления, экспонируется сейчас в музее.

Там, правда, фотографировать не разрешают, так что лучше проведу вас по внутренним дворикам.

Тёма лично проверил качество плитки и остался доволен.

Интерьеры монастыря, знаменитые фрески можно посмотреть на страницах других, более внимательных и знающих фотографов. Для людей с тонкой душевной организацией они, безусловно, произведут большое впечатление.

А нам в конце концов надоело ползать за Тёмой, и мы отправились к другому, тоже очень богатому в свое время монастырю, Бронтохиону.

Монастырь подчинялся непосредственно Константинопольскому Патриарху, служил местом упокоения правителей и как сыр в масле катался.

Стены двух его сохранившихся церквей, особенно Одигитрия, покрыты ценнейшими фресками, которые османские завоеватели по своему обыкновению только закрасили известкой.

В итоге даже сейчас фрески выглядят гораздо лучше, чем афинские граффити - ну, об этом я еще напишу как-нибудь.

Прямо уходить из таких интерьеров не хочется, представляю, как туркам было грустно, когда в конце 17 века их выбили с Пелопоннеса венецианцы.

Ну, турки-то довольно быстро вернулись, и правили в Мистре еще 50 лет, до захвата крепости русскими. Представьте себе, был и такой эпизод в жизни Мистры во время русско-турецких войн. Правда, русский десант графа Орлова здесь надолго не задержался. Поэтому, следуя не нами заложенной традиции, мы тоже решили спешно выдвигаться дальше.

До цитадели было еще далеко и высоко, поэтому пытались договориться с местным осликом. Но он, не будь дурак, начал лягаться, поэтому пришлось спасаться бегством.

Ну то есть как бегством... Мы с ослом просто поменялись ролями.

У дворца наместников Тёма лег спать, и к церкви св. Софии не пошел, а очень зря, очень симпатичное место.

Оставив жену рассматривать дворец наместников (кстати, ее на этом снимке обнаружить совсем не просто!), мы со Славиком отправились к Софии.

по пути Слава сломал какую-то старую келью,

сломал бы и дворец, да до него уже постарались.

Наконец, дошли до церкви.

Вид с ее стен - поразительный. Вот купола Митрополии,

а вон, с другой стороны, дворец наместников.

Да и внутри есть на что посмотреть.

Фресок не так много сохранилось, но какие же они выразительные!

Здесь тоже заметно присутствие османов: минарет с переделанной колокольни обрушили, да так и оставили в виде груды камней: будущие поколения разберутся, не сомневаюсь.

Ну а нам пришла возвращаться за родственниками и двигаться к Пантанассе - единственному действующему монастырю на территории мертвого города.

Церковь, по здешним меркам, довольно молода, построена незадолго до османского завоевания. Может, поэтому сейчас церковь населяют немолодые монашки.

Благодаря их нежному нраву, внутренний двор церкви утопает в цветах, по дорожкам бегают котята. Тёма попытался догнать одного, да куда там, только нос себе расшиб.

Пока Ната его успокаивала,

мы со Славой осмотрели интерьеры. Тоже очень красиво.

Ну, и чтобы закончить тему фресок, покажу вам несколько кадров из еще одного монастыря, Перивлепты, примостившегося в юго-восточном углу города.

Стены вросшего в скалу храма содержат 25 композиций на тему жизни Богородицы, и заслуживают отдельного описания.

Ничего подобного в мировой живописи нет, так что трудности длинного перехода вполне оправданы.

Осматривать небольшую церковь можно часами, но у нас, к сожалению, почти не было времени - хотели успеть в цитадель до закрытия.

Забираем вещи, детей, и стремительным галопом бежим к машине - вниз, оно знаете, как-то полегче.

Залетели к верхним воротам - благо, билет, купленный внизу, здесь действует, - взобрались наверх, и надо ж так, успели к последним лучикам солнца!

Ну что ж Мистра, спасибо, день получился насущенным!
Tags: