mff (mff) wrote in ru_travel,
mff
mff
ru_travel

Categories:

Сан-Томе: падраны, Африка, Кан-Гранде, форру, анголары

Форт называется Сан-Себастьян:


Падраны
Авиационная сеть удивительно мало поменялась со времени падения последних европейских колониальных империй: чтобы попасть на Сан-Томе в 2021-м, опять надо начать с Лиссабона.

Что мы делаем в свободное время, оказавшись в Лиссабоне? Пытаемся получить this:

‘Nazaré is a challenging place to surf, that’s what makes it so interesting. ... There’s a giant canyon out at sea that can turn a 50ft wave into a 100ft one in a second.’ Photograph: Tó Mané/Barcroft Media (The Guardian)

Но вместо гигантской, 30-метровой, самой высокой волны в мире all we get is this:


Зато в Назаре можно осмотреть падран — гранитный столб с изображением португальского королевского герба — установленный в 1939-м в честь Васко-да-Гамы: потому что все экспедиции Васко-да-Гамы (и все другие в эпоху Великих географических открытий) увозили с собой падраны.


Португальцы начали устанавливать падраны примерно с 1480-х, на открывающихся примечательных мысах, устьях и островах далёких новых земель, пахнущих экзотическими цветами, дорогими пряностями и сладкими фруктами — чтобы обозначить захват колоний и иметь основания оспорить возможные претензии других империй. Понятные картинки:

The erection of a padrão on the mouth of Zaire River, drawing by Alfredo Roque Gameiro (wiki)


Diogo Cão filled his ship with stone pillars surmounted by the cross of the Order of Christ and engraved with the Portuguese royal arms (padrãos), with the plan to erect one in every new place he would discover


Monument to the Portuguese discoveries (Padrão dos Descobrimentos), Lisbon. Detail showing the navigators Estevão da Gama, Bartolomeu Dias, Diogo Cão and António Abreu raising a padrão (from left to right) (wiki)

* * *

Каравеллы, на которых Перу Эшкобар и Жуан де Сантарен 21 декабря открыли для португальской Короны остров Сан Томе (года при этом называются разные: и 1469-й, и 1471-й), передвигались со средней скоростью 4 узла. Airbus A321neo, на котором мы отправились покорять Сан Томе, делает 450 узлов, так что после Лиссабона самолёт почти сразу оказывается над Сахарой:


Нужна ещё короткая остановка на дозаправку в Аккре (как в старые добрые 80-е, когда самолёты ещё летали с дозаправками) — гигантском, уходящим за горизонт мегаполисе с красными грунтовыми дорогами, с только официальным населением в 4 миллиона, — чтобы спустя 8 часов после вылета из Лиссабона, наконец, оказаться на Сан-Томе.


Сан-Томе

Последний раз видим маску на паспортном контроле:

— Papers, please!

В любой поездке первым делом после выхода из аэропорта делаю slav squats и фигачу селфаки:


Все едут на Сан-Томе ради впечатляющего Кан-Гранде, такого специального пика вулканического происхождения, когда твёрдые сорта лавы застывают в жерле, а мягкий пемзовый вулкан вокруг быстро (по-геологическим меркам) разрушается эрозией (фанатичные читатели моего блога ещё помнят аналогичный пик на острове Панапе в Микронезии запощенный 9 лет назад).

На месте Кан-Гранде с одной стороны разочаровывает (он сильно ниже основных гор Сан-Томе, всегда в дымке и накрыт облаками — похоже, все крутые снимки Кан-Гранде на фотостоках просто цифровой арт), с другой стороны, очень крут: висящие в восходящих воздушных потоках орлы и ровные ряды африканских масличных пальм Elaeis guineensis (тех самых, для пальмового масла) придают всему какой-то цифровой не-реальности:




Elaeis guineensis родом из региона рядом, из материковой Западной Африки, между Гамбией и Анголой, но основное производство сейчас Малайзии и Индонезии. Если вдруг вы интересовались, как выглядит плантация пальм для пальмового масла, то вот так, как бесконечный регулярный парк:


Стигматизация пальмового масла, по-моему, порождение какой-то симпатической магии: публика воображает лесопилки, перерабатывающие пальмы в стружку, и заводы перерабатывающие стружку в масло. В реальности же пальмовое масло получают из плодов, похожих на финики, используют для производства масла уже 5000 лет (примерно как финики?), одомашнили, по-моему, тоже в Египте (как финики) и визуал ничем не отличается от фиников:

Это и следущее фото — с Папуа–Новой Гвинеи; hausa.leadership.ng

Можно порассуждать о тонкостях ректификации пищевых масел разного происхождения и соотношения насыщенных и ненасыщенных жиров в сравнении с эталонным оливковым, но, по-моему, если вы постоянно едите смесь сахар и масла, обработанного нагреванием до 200°, то вы уже в беде, вне зависимости от тонкостей состава.

Papua New Guinean worker harvests a ripe palm fruit to ready for the mill, Kimbe Bay, West New Britain, Papua New Guinea, 20 May 2010

Думал что Сан-Томе будет Африкой-лайт, типа Кабо-Верде, Занзибара или Маврикия, но нет, тут прям Африка-Африка, только безопасно (от преступности, не от болезней).

Все всё всегда носят на голове:










Как везде в Африке (см. напр. Занзибар), если рекламу не прислала штаб-квартира, то это 2D-фрески, а перспектива и композиция ещё не изобретены:


Стоит остановиться — машину обступают:


Как везде в Африке, дети играют с построенными внутри расширенной семьи кинетическими машинами:




Не любят фотографироваться:


Ну ок, эти фотографироваться любят:




Проедемся вокруг острова (телеграфные, телефонные и электрические столбы брендированы местным сотовым оператором):


Вообще уличная жизнь на Сан-Томе как бы сошла с этой картинки:

Нет смысла описывать происходящее, поэтому напишу: "У нас всё хорошо ..." © Даша Вернова

Обычный день Сан-Томе и Принсипи:


На Сан-Томе плотность населения как на Южной Тараве, нельзя остаться одному ни на минуту. Под каждым деревом — дом, гараж, ферма или просто тусня местных жителей. Разница в том, что в центре Южной Травы — лагуна, площадь которой естественным образом не учитывается в площади острова в знаменателе плотности, а на Сан-Томе шокирующая плотность населения достигается только на территории населённых пунктов:


До португальцев остров был необитаем. У португальцев тоже долго не получалось основать колонию: Сан-Томе был непопулярен из-за тропических болезней и отсутствия экономической идеи. В 1493-м идея появилась, а основателем нации оказался донатарный капитан Алвару де Каминья, запустивший производство сахарного тростника. Первыми принудительными португальскими колонистами стали ссыльные преступники и отнятые дети евреев, рабы были из, как бы сказали бы англичане, зоны A языков банту и люди говорившие на языках семьи Ква (у Сан-Томе до сих пор какая-то непреложная связь с Аккрой и Ганой).

Пишут, что число европейцев никогда не превышало тысячу, поэтому всем первым рабам, рабыням-жёнам колонистов и креолам-детям король уже в 1515-м даровал свободу, а в 1528-м права горожан. Внутрисемейные пиджины превращаются полноценный креольский язык, который называют так же, как и получившуюся новую нацию — форру. Колония становится крупнейшим мировым производителем сахара, Португалия купается в деньгах.


Но всё быстро рушится: примерно с 1625-го крупнейший производитель сахара уже Бразилия (Португалия продолжает купаться в деньгах), и низкокачественный сахар из Сан-Томе больше никому не интересен. Какое-то время экономика ещё держится на плаву из-за работорговли для нужд американских колоний, но маронов так много, что в горах у них появляются деревни, откуда они атакуют плантации, а в 1595-м восстание Рей Амадора почти освобождает остров от португальцев. Восстание подавляют, сотни лет бедности продолжаются.


Чинят машину:


Вычесывают вшей:


Рубятся в стенку на пляже из чёрного песка на фоне постепенно приходящего в негодность старого колониального португальского сельского морского вокзала:




Прыгают на ветвях:


Показывает сына:


Рубит кокосы мачете:


Спутниковое:


Разделывают свинью. У кишок свиньи цвет кадиллака, который Элвис подарил своей маме:


Свободный выпас свиней (удивительно, что в отличие от Океании, против этого нет какой-то социальной кампании) и разделка их прямо на земле это полбеды. Гигиена Сан-Томе и соседнего острова Принсипи полна 🚩🚩🚩🚩🚩🚩🚩🚩🚩🚩.

Глава Environmental Threats моего путеводителя Bradt по Сан-Томе (я перешёл на Bradrt после смерти культового Lonely Planet, к новому всё ещё ничего не чувствую) на 98% состоит из тезисов про global warming, renewabale energy, recycling, а так же понятные litter и illegal logging, оставляя вопросу отсутствия доступа к туалетам у 50% жителей острова постыдное 1 предложение.

Key visuals в защиту морских черепах (их тут 5 видов) на Сан-Томе лучшие в мире:


Но в стране есть и другие проблемки. Историю про Сан-Томе невозможно рассказать не рассказав про деревенские мойки. В большой части домов на Сан-Томе водопровода нет. Мойка выглядит как мойка в частном доме на летней кухне во дворе, но это — коммунальная история, сюда ходит мыть посуду вся деревня (для молодых читателей — как в коливинге; впрочем, что это я, откуда взяться молодым читателям у блога с текстом и картинками).

(Если вернуться в начало поста к фоткам "Носят на голове", то видно, что чаще всего приходится носить на голове грязную и чистую посуду к мойкам и от моек)


Общественные мойки — неотъемлемая часть реальности, поэтому они встречаются в [социальной] рекламе: тут просят закрывать краны (у нас нарисовали бы текущий кухонный кран) (хотя не понимаю при чём тут neves)

Nos em neves fechamos bem as torneiras e voce

Постиранное бельё почему-то сушат прямо на земле:


Где стирают? В мойках? Нет, у моек недостаточная пропускная способность, стирают в реках:




Когда все расходятся, галечные устья рек остаются пятнистыми из-за СМС:


К чему, конечно, совершенно нельзя привыкнуть, как местные ходят на довольно утлых лодках вдоль довольно крутых скал с довольно бурными течениями:


Готовятся к этому, конечно, с раннего детства (см. подготовка микронезийских навигаторов).


В рыбацких деревнях, как ни странно, свой субэтнос и язык — анголар, португальский креольский на субстрате языков банту зон R и H (современная Ангола). Фольклор возводит анголаров к рабам из Анголы, спасшимся вплавь после кораблекрушения, но они, конечно, просто дети внутрипортугальских имперских торговых путей (напр., в стране есть ещё и группа говорящих на кабовердинском креольском).

Рыбацкая деревня:


Прошлое и вечное:


Водопад, про который пишут все путеводители, называется Сан-Николау:


Но реальная жизнь происходит в местах, про которые путеводители не напишут. Моются в водопаде Прая Пескейра:


Встретил охотника с сыном:


В магазине:


Торговля яйцами:


Продаёт утварь:


Виды:




Ранняя постколониальная застройка абсолютная 🤍






Skyline:


Современная застройка, впрочем, местами тоже очень, очень хороша:


До сих пор живы колониальные португальские бетонные дорожные знаки и знаки названием улиц (как на на противоположной стороне земли на Восточном Тиморе, но на Восточном Тиморе знаки получились почему-то аномально богаче):


Километровые знаки бетонными столбиками в красных и прочих ермолках — как во всех бывших французских (на Таити и её островах) и португальских колониях (на Кабо-Верде):


Португальский ещё тоннель на полукольцевой дороге вокруг острова:


На пляже Анамбо нашёлся падран экспедиции Перу Эшкобара и Жуана де Сантарена:


но это, конечно, реплика — настоящие падраны к нашему времени выглядят примерно так:

A padrão planted by Diogo Cão in Angola

 
 

Продолжение про Сан-Томе: какао, росы, экватор »

 
 
Tags: Африка, Сан-Томе и Принсипи
Subscribe

  • На улицах Виченцы - горожане и туристы

    Маленькая Виченца - город гораздо менее туристический и более живой, чем Венеция. Хотя городок совсем небольшой, но он так насыщен разнообразными…

  • Прокат авто в Ереване

    Добрый день. Подскажите, пожалуйста, прокатную контору в Ереване (в городе, не в аэропорту), где можно взять на один день напрокат машину типа Нивы…

  • Столетний парк Антиколана

    Парк Антиколана находится в итальянском курортном городке Фьюджи, в регионе Лацио. В этом столетнем парке мы бродили в одиночестве, при этом…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments