Олег (docogo) wrote in ru_travel,
Олег
docogo
ru_travel

Categories:

Путешествие в Калмыкию, часть четвертая. История калмыков.

От Тамерлана до исхода
Три века назад английский историк Гиббон уверял, что именно калмыки остановили продвижение Александра Македонского по Центральной Азии. Версия эта яркая, но путаная и малообоснованная.
Реально подтвержденная история калмыков начинается с 13-го века. В частности, биографы Тамерлана отмечают, что юность знаменитого полководца прошла в насыщенной приключениями борьбе с оккупировавшими его Родину калмыками.
Немудрено, что, разобравшись с «оккупантами», натренированный Тамерлан разгулялся по всей Средней Азии не на шутку…
В то время, когда эмир-Тамерлан обосновывался в своей новой столице – Самарканде – в запуганной им Монголии разворачивалась междоусобная чехарда. По степям и долам текли ручьи крови, ханы побеждали ханов. Всеобщая хана оказалась столь серьезной, что Монголия разделилась на две части: Западную и Восточную. Восток продолжал разбрасывать стрелы и камни, на Западе же войны прекратились: день победы настал для смекалистых калмыков.
Западные триумфаторы, как выяснилось, оказались не только смекалистыми, но и деятельными, а потому вскоре они сплотили вокруг себя соседние монголо- и тюркоязычные племена (кстати, по-тюркски калмыки – это ойраты).
Калмыки жили и, в основном, не тужили: как только начинали тужить, так сразу двигались в грабительские походы на феодальные племена Востока. Или отправлялись южнее – в Китай.
К середине 15-го века калмыки осмелели настолько, что в одном из южных походов пленили незадачливого китайского императора – Ин-цзуна.
К этому времени уже безо всяких условностей сложилась калмыцкая (ойратская) народность, обладающая общим языком, единым культурным и экономическим пространством.
В конце 16-го – начале 17-го века калмыкам стало и скучно, и тесно (по степным понятиях), а потому они начали мощную экспансию по направлению к Европе. Они небыстро, но верно перемещались через южную Сибирь, Урал и Среднюю Азию к Волге и Дону. К середине 17-го века экспансивные кочевники занимали поистине огромную территорию: от Енисея до Дона (с востока на запад) и от Урала до Индии (с севера на юг). В 1640 году на съезде калмыцких ханов было принято Великое Степное Уложение – общекалмыцкий свод законов, который устанавливал единое правовое пространство. Величайшая империя кочевников была именована Джунгарским ханством.
Но время единой империи было недолгим: от Джунгарского ханства откололась самая западная его часть – поволжская. Она и была названа Калмыцким ханством. В настоящее время поволжских калмыков принято именовать именно калмыками, а прочих калмыков – ойратами.
Перед вами карта Джунгарии, датированная 1720 годом:





























Как видно, Калмыцкое ханство в Джунгарию не вошло, больше того, оно и в районе Поволжья никак не обозначено. Казус? Нисколько: признание российских властей эта автономия получила несколько позднее, во времена императрицы Елизаветы Петровны.
Поволжские калмыки… Вскоре после своего признания они стали исправно служить русским самодержцам и защищать южные границы России – от турок и прочих горячих парней. Однако несмотря на все свои достойные дела, взаимности московских властей они не снискали, размеры же «налогов» неотступно увеличивались. В результате к 1771 году возникла ситуация, весьма напоминавшая обстановку перед исходом евреев из Египта.
Обиды – обидами, но выживать-то как-то надо… И, попрятав свою гордость по кисетам и карманам, большая часть калмыков (без резни младенцев и прочей противной буддизму мсти) двинулась по направлению к остаткам Джунгарии.
Вот как об этом написал Сергей Есенин:

Вам не снился тележный свист?
Нынче ночью на заре жидкой
Тридцать тысяч калмыцких кибиток
От Самары проползло на Иргис.
От российской чиновничьей неволи,
Оттого, что как куропаток их щипали
На наших лугах,
Потянулись они в свою Монголию
Стадом деревянных черепах.

Замечу, что «своей Монголией» Есенин по ошибке назвал Джунгарию (территория современного северного Китая).
Но калмыки ушли далеко не все. Часть из них осталась, о чем свидетельствуют, например, показания других поэтов (в данном случае современников): Александра Пушкина, проговорившегося фразой «И друг степей калмык» и Федора Глинки: «Я видел, как коня степного на Сену пить водил калмык» – это о событиях 1813 года.

«Людоедов, людоедов везут!»
Европейская калмыцкая автономия была возрождена в 1920 году. Сделано это было, понятно, Советской властью. Но та же Советская власть устроила и повторный калмыцкий исход, точнее насильственный увоз: 27 декабря 1943 года был издан указ Президиума Верховного Совета СССР «О ликвидации Калмыцкой СССР и образовании Астраханской области в составе РСФСР»:
































Из текста указа:
Учитывая, что в период оккупации немецко-фашистскими захватчиками территории Калмыцкой АССР многие калмыки изменили Родине, вступали в организованные немцами воинские отряды для борьбы против Красной Армии, предавали немцам честных советских граждан, захватывали и передавали немцам эвакуированный из Ростовской области и Украины колхозный скот, а после изгнания Красной Армией оккупантов организовывали банды и активно противодействуют органам Советской власти по восстановлению разрушенного немцами хозяйства, совершают бандитские налеты на колхозы и терроризируют окружающее население, – Президиум Верховного Совета СССР постановляет:
1. Всех калмыков, проживающих на территории Калмыцкой АССР, переселить в другие районы СССР, а Калмыцкую АССР ликвидировать…
Председатель Президиума Верховного Совета СССР – (М.Калинин).
Секретарь Президиума Верховного Совета СССР – (А.Горкин).

Москва, Кремль 27 декабря 1943 г.

Подоплека указа такова: 11 февраля 1943 года на заседании ГКО товарищ Берия доложил, что будто бы летом 1942 года бойцы 110-й Отдельной Калмыцкой кавалерийской дивизии в массовом порядке переходили на сторону немцев.
Это было сознательной неправдой. Факты перехода калмыцких кавалеристов на сторону немцев, безусловно, были. Но в целом эта дивизия сражалась достойно.
Самопожертвенный героизм калмыков признавали даже фашисты. Цитата из книги американской писательницы Анны-Луизы Стронг: «По странной иронии судьбы первые красноармейцы, упомянутые в берлинской прессе за сумасшедший героизм, были не русские, а калмыки.
Нацистская высшая раса должна была признать, что по какой-то непонятной причине из этой «низшей» расы вышли герои войны».
К национальной дивизии и без того отмечалось особое отношение (например, ее выставляли «пушечным мясом» против танковых подразделений), а после бериевского навета ее и вовсе расформировали… Это переполнило чашу терпения недовольных Советской властью, и, как следствие, мнение какой-то части калмыков о Советах стало сугубо негативным. И, тем не менее, на оккупированной территории не прекращали действовать калмыцкие партизанские отряды, тысячи калмыцких воинов продолжали самозабвенно сражаться в рядах Красной Армии.
А в это время фашисты занялись активным формированием одной из своих антисоветских надежд и опор – Калмыцкого Кавалерийского Корпуса. В корпус удалось привлечь более шести тысяч солдат и офицеров. И он начал заинтересованно воевать. Нет, в настоящих боевых действиях он участвовал лишь дважды. Этот корпус «воевал» с населением захваченных немцами Украины и юга России – ему поставили задачу поддерживать порядок в тылу.
Есть сотни свидетельских показаний о бесчинствах калмыков-предателей. Например, ради веселья калмыцко-фашисткий кавалерист мог бросить гранату в телегу, везущую мирных украинок.
В отместку Советская власть без разбору наказала весь этнос. Операция называлась "Улусы"…
Через несколько недель после издания указа – зимой 1944 года – все калмыцкие города, хотоны и поселки опустели. Кроме мирного населения в Сибирь были сосланы и многие калмыки-красноармейцы – их массово отзывали из воюющих частей. В этих случаях сердитым Советам приходилось быть безжалостно-циничными, например вот этот человек был отозван с руководящей должности в СМЕРШ с формулировкой: "За несоответствие занимаемой должности в связи с умственной неполноценностью":


























































А раз такое несоответствие, то в Сибири ему было поручено валить лес. О судьбе Михаила Кекедеевича нам рассказала жена его родного брата, в свое время тоже депортированная в Омскую область, ныне – смотрительница Калмыцкого краеведческого музея.
Также она рассказала о том, как депортированных встречали местные жители ("людоедов, людоедов везут!"), о том, как, вскоре разобравшись, омичи, новосибирцы и красноярцы помогали растерянным и неприспособленным к холодам южанам элементарно выживать, о том, что, несмотря на такое участие, при депортации и во время сибирских тягот (тяжелая работа, недоедание, проживание в бараках и помещениях для скота) погибла большая часть сосланных.

Экспозиция "О калмыцком сибирском быте":

























Подписка переселенки:
























- Но мы никого не виним, – говорит эта мудрая женщина. Такое было время, такие порядки. А о сибиряках у нас вообще очень хорошие воспоминания. И сейчас мы особенно чутко ценим добрые отношения с народами, рядом с которыми живем.
В 1957 году, во времена хрущевской оттепели, калмыкам разрешили-таки вернуться на южную Волгу. Знакомая доктор, которая с 51 по 57 годы жила в селе Садовом и работала терапевтом и дерматовенерологом, рассказывала, что возвращались калмыки хоть и окрыленными надеждами, но изможденными и болезненными, например, более чем у половины из них были кожные заболевания, в частности, чесотка. Селились возвращенцы в свободные дома, зачастую не в те, которые покинули (там жили русские), а где-нибудь по соседству, что не могло не сказаться на межэтнических отношениях.
И Александра Федоровна с мужем, как и многие русские, уехала – "пора пришла".
Долгие годы ситуация в республике не могла прийти в норму: не было полноценной реабилитации. А в 60-80-х Советская власть вдруг вздумала проводить пропагандистскую кампанию с целью вызвать у калмыков стойкое чувство вины – за бесчинства Калмыцкого Кавалерийского Корпуса. Ведь виноватый – он послушный и хорошо управляемый.
Дело доходило до смешного. Напомню об анекдотичной истории 80-х, которую наперебой пересказывали "вражеские голоса".
Восточная Украина. Очередной показательный процесс против участников ККК. На скамье подсудимых несколько немолодых офицеров кавалерийского корпуса. На трибуне пострадавший – энергичный хохол, который во времена войны был еще безусым подростком. В зале поддержка обвинения – делегация калмыцких прокуроров и много-много публики.
Судья обращается к пострадавшему:
- Товарищ Растакойко, Вы узнаете обвиняемых?
- Да ваша честь, – отвечает украинец и показывает рукой на калмыцких прокуроров. – Я их узнаю.

От молодости батыра до зрелости Кирсана
С началом перестройки Стране Советов стало не до национальной политики. А потому Калмыкию оставили в покое. Затем в Москве появился Ельцин на броневике, и вскоре кто-то из них (то ли Ельцин, то ли броневик) пророкотал: "Берите независимости столько, сколько заходите!".
Фраза была обращена к национальным образованиям.
Понятно, что тут же развернулось соревнование "кто возьмет больше, что возьмет лучше". Понятно, что самым ухватистым образованием оказалась Чечня. Но Калмыкия отставала ненамного: вместе с Татарстаном она входила в призовую тройку.
В 1992 году Калмыцкая АССР была названа Республикой Калмыкия. Через год в РК прошли выборы президента, на которых убедительно победил обаятельный молодой человек с сомнительной предпринимательской репутацией – Кирсан Илюмжинов.
С этого события пошел отсчет параллельного взросления – президента и молодой республики.
Первые годы правления Илюмжинова сопровождались загадочными смертями его бывших коллег по бизнесу (Архаков, Баянов) и политических оппонентов (Юдина), неслучайными встречами с россиененавистниками, например, Басаевым, неразрешенной эмиссией местным Хальмг Тачин Келн Усин банком, что российский Центробанк приравнял к хищению…


















Калмыцкая пресса представляла Илюмжинова новым Джангаром – легендарным народным героем. Простые люди рассказывали о том, какой он могущественный, проницательный и заботливый.
Помню, как в 98-м году хозяйка элистинского ресторанчика уверяла меня, что батыр-Кирсан через пару лет построит в Калмыкии настоящую Джунгарию, что он мудр, как Будда, и справедлив, как Солнце, что в этом мире извечных реинкарнаций он не забывает ни о ком. Например, когда калмык выходит из тюрьмы, Кирсан ему ррраз! – и ключи от квартиры: мол, живи добрый человек и о воровстве забудь.
Я не удержался от вопроса:
- Так что, для того чтобы калмыку получить квартиру, нужно сначала сесть в тюрьму?
Глаза хозяйки забегали, и она поспешила меня заверить:
- Вовсе нет. Он и не сидевшим квартиры дает…
Апофеозом сложного этапа взросления Кирсана стало объявление о вероятности выхода Калмыкии из России и установление памятника Великому комбинатору, то есть, что понятно и без подстрочника – себе любимому, точнее – своей важной ипостаси.
И тут федеральная власть рассердилась, ох рассердилась…
Хан Кирсан оказался очень догадливым и потому буффонаду свою оперативно уменьшил до приемлемого уровня.
Москва не менее оперативно заметила положительные перемены и наградила Илюмжинова возможностью благоустройства республики, Калмыкии было позволено активничать в роли свободной экономической зоны (уже закрыта), а кроме этого – жить в большой-пребольшой кредит (нынешний долг – 13,5 миллиардов рублей).
Неприятные Кирсану уголовные дела были успешно развалены, патронированием шахмат ему разрешили заниматься настолько, насколько организаторских способностей хватит.
Приветствовались и буддийские начинания, в результате то здесь, то там засияли крыши хурулов и ротонд.
Республика стала взрослее и увереннее в себе, таким же стал и ее харизматичный глава. И даже не верится в то, о чем написано в Компромат.ру, тем более что сайт этот любит лукаво ошибаться.
А верится, понимается и чувствуется, что людям калмыцким сейчас живется вольготнее, честнее и лучше, нежели несколько лет назад.
Им, последние несколько веков культивирующим дружелюбие и симпатию ко всему живому, бояться почти нечего: уровень преступности – один из самых низких в Южном федеральном округе. В центре вечерней Элисты курящего или пьющего пиво подростка ссыкать довольно сложно – подобной картины я не видел ни в одном из российских и прочих европейских городов.
Национальные и буддийские традиции возобновляются не столько для внешнего эффекта (что для большинства калмыков противоестественно), сколько для себя, для семьи, для будущего.




























Зеленая, навеки золотистая и пурпурная Элиста радует и хозяев, и все более многочисленных приезжих, на ровных и чистых улицах множество цветов, памятников и улыбок. История Калмыкии вышла из своего последнего виража и начала вращение вперед.
Степь, в степи люди, у людей спокойная радость. Она зовет, а ей навстречу степь, в степи люди, у людей спокойная радость…
Путешествие в Калмыкию, вступление.
Путешествие в Калмыкию, часть первая. Серая дорога.
Путешествие в Калмыкию, часть вторая. Парящие крыши и кураж в пустыне.
Путешествие в Калмыкию, часть третья. Замужество музы и за мужество – в герои.
Продолжение следует.
Tags: Калмыкия, истории, фото
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments